СТАТЬИ

"ЦЕННОСТИ В СТРУКТУРЕ ВИДЕНИЯ БИЗНЕСМЕНОМ СВОЕЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ".

Гаврилин П.В

  Активность владельца собственностью направлена на решение конкретных деловых задач, например, альянс с потенциальным партнером, устранение конкурента, открытие нового производства, внедрение инновационных технологий и т. п. Подобного рода активность неотделима от усилий, направленных на преодоление препятствий. Препятствия в бизнесе возникают всегда, включая непонимание партнеров, нехватку средств, затратность инноваций, противодействия конкурентов и др. Видение этих проблем непосредственно связано с видением усилий для их преодолений.

Подобный аспект видения взаимосвязан с осознанием собственной социально нравственной адекватности/неадекватности. «Социальность этой картины» заключается в понимании той роли, статуса и влияния, которыми обладает сам владелец бизнеса. Нравственная составляющая помогает ему понять, насколько он готов к отказу от прежних обстоятельств альянса с бывшими противниками, разрыву установившихся связей и т. д. Подобный нравственный выбор может стать причиной сложных внутриличностных конфликтов. В связи с этим в видении бизнесмена ключевую роль играет адекватная оценка имеющихся способностей, типичных стилей ведения дела и используемых стратегий.

Способности как психические функции, обеспечивающие успешность бизнеса, до конца не исследованы. Однако, вслед за имеющимися разработками можно сказать, что к таким функциям относятся прогностические, рефлексивные, организационные, логические и креативные способности.

Не менее важную роль играют стили в видении деятельности бизнесмена. Анализ исследований показывает, что существуют опережающий, целостный, фрагментарный стиль деятельности видения владельца собственностью (О. Андреев, Е. А. Кургин, С. Р. Кови, В. С. Лазарев и др.).

Стратегии деловой активности также можно структурировать. Это – стратегии:
•    достижения,
•    редуцирования (ослабление усилий) и
•    компенсации.

Видение бизнесмена включает диверсификацию деятельности, освоение новых компетенций в решении экономических задач, разрешение проблем деловой активности и инициацию проектов по распространению бизнеса в социально экономической среде. Все это составляет важный аспект видения бизнесменом своей самореализации в деловой сфере.

Диверсификация деятельности предлагает разнообразие сфер деловой активности с целью упрочения позиций на рынке. Особенно типична диверсификация бизнеса за счет инициации производства сопутствующих товаров и оказания аналогичных услуг. В ходе диверсификации бизнеса требуются новые компетенции, т. е. уверенная демонстрация успешной деятельности в новых сферах. С этой целью необходимо видение путей самообразования, а также доучивания и переучивания персонала. Видение в самореализации бизнеса было бы ограниченным, если бы диверсификация деятельности, новые компетенции и профессиональное развитие оставались бы в границе деловой активности бизнесмена.      

Видение личностной самореализации становится наиболее полным и адекватным, если осуществляются такие экономические проекты, которые способствуют развитию личности, коллектива и общества, выходя за пределы деловой сферы и распространяясь на социально-экономическую сферу региона и далее. Подобные проекты могут носить экономический (создание рабочих мест), образовательный (поддержка учебных программ), социальный (защита уязвимых групп населения), культурный (поддержка культурных проектов) и благотворительный (повышение качества жизни населения) характер.

Таким образом, видение бизнесменом своей самореализации позволяет четко представить ментальную картину саморазвития личности бизнесмена. При этом важно подчеркнуть, что подобное видение формируется под влиянием ряда факторов.

Разрабатывая пути решения проблемы формирования видения бизнесмена мы выдвинули предположение, что индивидуальные ценности функционируют как психологические факторы в его деятельности.

Ценности для бизнесмена могут иметь несколько параметров для измерения:
•    значимость - нейтральность,
•    эмоциональность - равнодушие,
•    принятие - отвергание,
•    первостепенность - незначительность,
•    интенсивность - экстенсивность,
•    действенность - декларативность.

Ценности для бизнесмена обладают личностной значимостью, если выделяются среди других, приобретая особый личностный смысл, индивидуальное понимание и принятие.

Эмоциональный параметр ценности может быть условно измерен в виде меры эмоционального отклика, на который готов бизнесмен, утверждая, защищая и развивая данную ценность.

 

Из всей совокупности возможных ценностей бизнесменом отбираются лишь некоторые, наиболее полно соответствующие сформированному мировоззрению в границах осуществляемой деятельности.

Среди отобранных ценностей выстраивается особая иерархия в зависимости от меры их принятия. В этом параметре ценности разделяются на первостепенные и незначительные, что образует сложную картину влияния на видение бизнесмена. Например, даже отвергаемые ценности продолжают оказывать свое влияние на ценностную ориентацию и самореализацию личности, побуждая совершать те или иные поступки.

Принятые и усвоенные ценности различаются по своей интенсивности - экстенсивности. Интенсивность выражается в глубоком и всестороннем понимании и осмыслении ограниченного количества ценностей. Экстенсивность усвоенных ценностей означает множественность знаемых ценностей без их подлинного усвоения.

Наконец, действенность усвоенных ценностей заключается в мере их активной реализации, в то время как декларативное ценностное содержание заполняет сферу формального знания, не реализуемого на практике.

 

Отмеченные параметры ценностей оказывают влияние на видение бизнесменом своей самореализации.
По своему содержанию ценности могут быть индивидуальными, отличающимися от принятой в данной среде, или групповыми, то есть как у всех.
Как индивидуальные, так и групповые ценности выражают смысл или назначение того, что движет человеком в его деятельности. Это означает, что разделение ценностей на индивидуальные и групповые не позволяет выявить их специфику.
Аксиологический анализ деятельности бизнесмена представляет собой такой аспект изучения деловых отношений, который требует поиска иных критериев и параметров (О. Г. Дробницкий).

 

Одним из направлений изучения данных критериев и параметров применительно к ценностям бизнесмена является аксиология его самореализации. Именно через самореализацию возможно выделить группы ценностей, характеризующие бизнесмена как личность. При этом в образование ценностей включаются потребности в том или ином виде самореализации, «продукты» соответствующих ее способов и полезность этих продуктов для самого бизнесмена, его дела, партнеров, общества и т. п. Рассмотрим области самореализации бизнесмена. К ним относятся:

• удовлетворение личных материальных нужд;
• развитие бизнеса и увеличение прибыли;
• забота о благополучии партнеров по бизнесу;
• участие в социально значимых проектах.

В каждой из этих областей возникают соответствующие ценности в виде потребностей, продуктов деятельности и полезности для общества.

В удовлетворении личных материальных нужд ценным для бизнесмена является овладение материальными благами, создание условий для их увеличения, участие в социальных проектах для получения привилегии.

В области развития бизнеса ценной становится потребность в укреплении создаваемой экономической структуры, в открытии новых филиалов, установлении новых партнерских отношений, увеличении штата и т. д. При этом полезность этой сферы деятельности заключается в активизации экономической жизни региона и др.

Развитие бизнеса может сопровождаться заботой о благополучии партнеров, где находит удовлетворение потребность в создании условий для личностного роста коллег, построении собственной инфраструктуры, профессиональной учебы, отдыха и лечения. Продуктом этой деятельности является высокий конкурс на вакансии, полная самоотдача и мотивированность сотрудников.

Наиболее полно свое общественное звучание ценности приобретают в социальных проектах, осуществляемых бизнесменом. Здесь удовлетворяются альтруистические потребности принести пользу человеку и обществу. Производятся продукты в виде объектов, проектов, мероприятий социального звучания. Их полезность определяется экономическим благополучием региона, заботой о здоровье граждан, интеллектуальном развитии личности, о духовном самосовершенствовании и т. п.

 
 
 

"К вопросу о происхождении видения успешной самореализации бизнесмена".

Гаврилин П.В.

Рассматривая видение бизнесмена своей успешной самореализации, как предмет исследования и методического воздействия в совместной работе консультанта и безнесмена мы сталкиваемся с вопросом: задачей является формирование видения или оно уже с существует в неосознанном виде и требует только формулирования?

На поверхности природа вопроса связана с  процессом формирования корпоративной философии, с местом видения владельца бизнеса собственной самореализации в этом процессе. В этом заключается практическая направленность данного вопроса, его практическая значимость для психологической науки в области стратегического менеджмента.

Создается впечатление, что видение превносится в сознание сотрудников на определенном этапе, в лучшем случае он сам участвует в его разработке. На самом деле не совсем так. Видение носит индивидуальный характер, оно есть у каждого (Д.Теллис, П.Голдер (12)). Однако только некоторые формулируют видение для себя, привлекают единомышленников, создают корпоративные системы и реализуют его.

Таким образом, в контексте изучения видения мы должны учитывать как минимум три фактора, влияющих на эффективность в стратегическом менеджементе. Во первых - это видение владельца бизнеса, как основополагающий вектор корпоративной философии (А.Э.Александрович, В.М.Спирин (1). Во вторых, мы не можем не считаться с видением каждого из исполнителей, членов команды. и в третьих, очень важным является фактор наличие пересечения элементов видения владельца бизнеса и рядовых членов команды на определенном временном интервале. Синергизм, как основной показатель эффективного взаимодействия, возможен только при наличии таких пересечений.

Видение - это то, где вы хотите оказаться.Видение может быть основано на ценности в экономическом смысле, но не обязательно (Кунде Й. (6)). Оно интимно по своей сущности, включает основные значимые, "сакральные" элементы представления о будущем. Поэтому не всегда оно доступно для кого-либо еще, кроме его владельца. Если в нем, как в ментальной модели будущего, нет социальных систем или бизнес-структур, оно может быть не оформлено в конструкцию, а иногда и вообще не осознаваемо своим носителем. Ведь если нет необходимости его транслировать, то и формулировать в виде оформленного текста тоже необходимости может не возникнуть.

Более того, процесс возможного осознания своего будущего сам по себе может представляться как нечто опасное. нежелательное. С одной стороны, по мнению В.Франкла, человек стремится обрести смысл и ощущает фрустрацию или вакуум ("экзистенциальный вакуум"), если это стремление остается нереализованным. Это то, когда "здоровая доза напряжения" определяется как осознанный смысл (В.Франкл (13)). Но одновременно с этим существует обратная реакция на экзистенциональную тревогу - "бегство" от этой встречи со смыслом, избегание осознания (Сартр Ж.-П. (11)). Конечно, смысл в широком философском понимании не одно и тоже что и видение, но данное "бегство" и объясняет иногда нежелание, или даже страх, встретиться со своим будущим, с его образом, выражающим то же самое  смысловое содержание.

Очень велико значение языковых форм для формализации ментальной модели. Достаточно сказать, что различные подходы в изложении формулировок определяют разную степень глубины и осознанности видения. Следует напомнить известное изречение Мартина Хайдеггера: "Язык есть дом бытия". Жизнь каждого из нас - это грамматическая конструкция. И грамматика языка - ее прообраз, первичный архетип (Цветков Э. (14)). Использование различных языковых форм определяет скорость и интенсивность процесса трансформации видения.

Важно отметить что, процесс формулирования видения протекает глубже и интенсивнее по содержанию в тех ситуациях, где автор периодически заявляет свои образы, но не акцентирует внимание на их принадлежности своей ментальной модели, не отождествляет их со своей персоной, как бы взаимодействуя с ними по касательной. Причем наиболее устойчивые и эффективные по влиянию ментальные модели принадлежат тем субъектам, которые совсем не экстериоризируют их в своем окружении. И наоборот, там где они доступны, открыты для ознакомления для других индивидов, - они быстро утрачивают свою остроту, актуальность, "заряженность", наступает фрустрация их автора и в дальнейшем трансформация в новую конструкцию. В последнем случае с точки зрения концепции "преднамеренного действия" Курта Левина (7) в наличии первая фаза: "процесс мотивирования" и вторая фаза - "намерения". Третья же фаза, непосредственно действия, заменяется как видно эффектом экстериоризации, причем не всегда в виде вербализации. Данный механизм позволяет нам посмотреть на видение, как ментальную модель будущего через призму "квазипотребности", то есть состояния напряжения, которое обнаруживает далеко идущие параллели и реальную связь с истинными потребностями (Курт Левин (7)). Интенциональность действий человека - устремленность сознания на предмет(цель) дает человеку возможность определять еще не существующее положение вещей (будущее) и принимать решения, воплощающие при своей реализации интенциональные идеальные объекты (Веселова Е.К (3)).

Наиболее удачно удерживать данное напряжение удается с использованием художественных образов, метафор, элементов фольклора. юмора. Таким образом, скрытый в этих образах и метафорах смысл ментальных конструкций проходит через коммуникацию, наполняется эмоциональным содержанием. Очевидно, что важное место в этом процессе занимает рефлексия слушателя. С одной стороны происходит экстериоризация, позволяющая получить эмоциональный импульс к действию, с другой стороны - смысл не вскрыт, не утрачивает своей сакральности и сохраняет свою длительность во времени и стратегическую сущность. Вместе с этим происходит процесс самосознания. До коммуникации с другими люди обладают сознанием, но только после нее обретают полностью реализованное самосознание (Макмахон Дженнифер (9)). "Другие вызывают у нас беспокойство и от младенчества до смерти влияют на нашу личность, помогая определить наш подлинный потенциал как индивидов" (9).

Если рассматривать процесс оформления и осознания собственного видения как проблему, то очевидно, что проблем или открытий самих по себе не существует. Нечто может быть проблемой только в том случае, если это нечто кого то озадачивает или беспокоит, а - открытием, если снимет с кого то бремя проблем (Полани М. (10)).

В этом смысле актуальность и характер контакта с видением у каждого человека обусловлены индивидуальными особенностями и потребностями. как "зона ближайшего развития". термин, используемый Л.С.Выгодским применительно к детской психологии. Поэтому, чаще всего, данный процесс проявляет свой характер проблемы лишь в тех случаях, когда он выходит за рамки личности, приобретает социальное содержание. Прежде всего, это проявляется в процессе реализации механизмов стратегического менеджемента, в процессе донесения принципов корпоративной философии до сотрудников компании. Мы делаем акцент на этом в контексте темы нашего исследования. имеющего прямое отношение к бизнес среде. Поэтому отсутствие социальных элементов в видении иногда обуславливает отсутствие потребности формулирования видения как проблемы заявляемой автором окружению.

Это совершенно не значит, что внутри человека нет ментальной модели будущего, определяющего его смысловое содержание. Ведь смысл жизни - самая общая цель, расположенная на вершине иерархии всех возможных целей жизненной активности человека. и потребность. которая имеется у всех людей (Веселова Е.К (3)).

Кроме того, видение, "как и любой другой предмет мышления. некоторый образ, ментальная модель - психологически подвижная динамическая структура" (Ксенчук Е. (5)). Поэтому и отношение к нему формируется у некоторых индивидов как к процессу. Это осложняет процесс осознания видения, как конструкции, модели и дезактуализирует процесс его формализации в конкретный момент времени. Ощу¬щение процесса, доминирование динамической составляющей размывают границы трансформации модели, её предметную сущность, в течение временных интервалов. Перманентно видение существует все¬гда, однако содержание и форма находятся в постоянном трансформа¬ционном процессе.

Эта подвижность не умаляет значимости и смысла видения, как психологического предмета, как ментальной модели, так как, индивидуум, переключаясь на него, как на «маяк» и выверяя правильность жизненной стратегии, забывает о его динамической сущности. Имен¬но в эти моменты «путеводного контакта» с личностью видение реализует свои содержание и функции. Субьектно — объектная «вибрация» (процесс, отношение - предметное содержание), постоянное переключение на фокусирование и расфокусирование представляет собой активную работу с ментальной моделью будущего, её трансформацию и реализацию. В этом смысле наша логика уходит корнями в определение смыслового конструкта Леонтьева Д.А. Одна его часть описывает объекты и явления на языке их собственных признаков либо ассоциирующихся признаков других объектов и явлений. Вторая- описывает их на языке оценок, отражающих их смысл для субъекта, отношения к его жизнедеятельности (Леонтьев Д.А.(8)). Тогда можно сказать, что комплекс, состоящий из видения и формы презентации этого видения в социуме, не вскрывающей «сакрального» его содержания тоже представляет собой смысловой конструкт.

Несмотря на указанную выше избирательную обусловленность у каждого человека есть мечты, которые имеют свойство меняться, развиваться, дополняться. Как это соотносится с видением, как с картиной будущего? Картина будущего выражает мечты о нем. Чтобы добиться успеха человек должен связать свои мечты со стратегическими действиями. Образ будущего необходимо трансформировать в специфические цели и планы (Р.Л. Дафт (3)). Активная стратегическая деятельность, трансформация в цели и планы определяют качественный переход от мечты к видению. Здесь мы вновь возвращаемся к концепции квазипотребности. «Квазипотребностям соответствует определенный круг вещей или событий, обладающих побудительностью, которая сама по себе влечет к выполнению действия, удовлетворяющего потребность» (Курт Левин(7)). Видение и есть лексическая «сакральная» форма обозначения указанных вещей и событий. Построение стратегии — это логичный продукт привычных мыслительных процессов человека. Другими словами, это продукт долгосрочной философии, а не краткосрочных мыслительных усилий. По сути, стратегическое мышление — это проявление отношения к жизни (И. Альтшулер, А. Городнов (2)).

Следовательно, если мы имеем информацию о наличии жизненной стратегии, целях и планах, мы получаем подтверждение наличия образа будущего, видения, которое выступает путеводной звездой. Данный подход еще раз подтверждает факт наличия видения у Индивида, даже если оно не предполагает самореализации в бизнесе, политике или других общественных отношениях, а носйТ только семейный характер. Ведь видение это то, что вдохновляет, побуждает к активной деятельности.

Причин, определяющих формализованность и осознанность видения у одних, и отсутствие этого у других, много. Однако сам факт наличия этих двух типов создает иллюзию возможности отсутствия видения, как такового, хотя бы на определенных этапах жизни неко¬торых индивидов.

Одним из доказательств, развенчивающих данную иллюзию применительно к бизнес среде является наличие двух типов лидерства: трансакционного и трансформационного. Если трансакционное лидерство предполагает процесс взаимообмена между лидером и группой, то трансформационный лидер привносит свои изменения в концепцию организации, концентрирует свое внимание на «нематериальных вопросах»: перспективах, ценностях, новых идеях (Р.Л.Дафт (3)). В этих изменениях, несущих индивидуальные и личностные отличия и проявляется его видение. Оно становится более выразительным, «выпуклым», и невольно оттачивается и формализуется. Видение будущего является важным аспектом трансформационного лидерства. Руководители, относящиеся к данному типу, рисуют ясную и оптимистичную картину будущего и выражают уверенность в её реализации (Д.Эг (15)). И наоборот, трансакционное лидерство, не проявляет явно, вне личности лидера, его ментальные модели. Данный лидер больше сфокусирован на интроспективной работе с процессом их трансформации.

Таким образом, отсутствие информации о видении некоторых индивидов не является фактическим доказательством его полного отсутствия. Оно лишь демонстрирует особенности его проявления, от ярко выраженных форм (по содержанию) до слабо осознаваемых и проявляемых только в жизненных стратегиях (по характеру процесса).

Видение, как ментальная модель будущего, отражающая ситуа¬цию с её взаимосвязями, противоречиями и перспективами преобразования, что обеспечивает наиболее полную реализацию личности бизнесмена, формируется и корректируется в течение длительного времени, на протяжении всей жизни и нуждается не в формировании, а в ме¬тодическом сопровождении процесса формулирования и осознания.

Об этом говорят и проведенные нами исследования. В ходе их реализации было опрошено 50 респондентов, которые являются со-владельцами бизнесов среднего уровня. В ходе исследований использовался пул проективных методик, технология Роберта Дилтса «Логи-ческие уровни» и написание мини-сочинений (эссе). Из проективных методик использовались «Слова ассоциации», «Незавершенные предложения», «Ценности и традиции семьи». Тексты сочинений подверглись лексико-семантическому анализу.

В модели видения у опрашиваемых респондентов обнаружены конструкты, которые могут быть распознаны во времени и датированы по своему происхождению. Некоторые из них совпадают по времени появления с важными событиями в жизни самих респондентов. Но, значит ли это, что процесс формирования видения непрерывен, перманентен, или он происходит в определенные периоды, под влиянием событий или личностей? Первая гипотеза подталкивает нас к постановке задачи, как формулированию видения, а вторая - как к формированию.

Результаты исследования данной выборки показали, что конструкты видения 32% респондентов детерминированы из ценностей и ожиданий наиболее значимых членов семьи (родители, братья, сестры, бабушки, дедушки). Конструкты видения 58% респондентов осознаваемы ими со школьной скамьи (7-12 лет) как яркие мечты, которые не воспринимались родителями как серьезные намерения, более того, расходились с ожиданиями родителей. На протяжении всей жизни они совершенствовались и уточнялись, но корректировки были в рамках концепции, которая в настоящее время расценивается респондентами как их видение. Оставшиеся 12% респондентов затруднились проследить динамику развития видения, так как актуальность осознания его пришла к ним только в зрелом возрасте.

Параллельно были исследованы 56 студентов (две группы, 4 курс, специальность менеджмент, 20-21 год), сотрудники коммерческого отдела торговой фирмы (22 человека, средний возраст 25-30 лет) и менеджеры среднего звена 6 компаний занимающихся оптовыми продажами (48 человек, средний возраст 35-40 лет). Немногочисленность выборки и неоднородность по численности не позволили выявить какие-либо валидные показатели по различию между возрастными группами. Однако в целом по всей выборке интерес пред¬ставляет то что, 76% всех респондентов имеют ментальную модель будущего, как совокупность отдельных конструктов. Оставшиеся 24% представляют неоднородную среду. Часть данных респондентов пережили ситуацию фрустрации по поводу своего будущего, часть - испытывают сложности с самомотивацией, еще одна часть (в основном, созависимые) предпочитают не задумываться о будущем, «жить одним днем».

Таким образом, можно сделать вывод, что Видением, как мен¬тальной моделью будущего обладает большинство респондентов. При этом, тех кто пережили ситуацию фрустрации скорее можно отнести к тем кто имел, но временно «утратил» видение, как впрочем и созависимых, которые в силу определенных обстоятельств утратили веру в индивидуальное будущее. Под словом «утратил» в данном контексте мы имеем ввиду не стирание памяти и амнезию, а изменение ценностных ориентиров, жизненных приоритетов на данном этапе, переход их из категории стратегических в категорию операционных.

Слово «временно» уместно в контексте возможности восстановления контакта субъекта со своей моделью будущего в результате адаптационных и реабилитационных мероприятий психологического или психотерапевтического характера. В этом отношении наиболее показателен опыт работы с пациентами с суицидальными наклонностями ано-рексического характера. При успешной реабилитации они вновь возвращаются к осознанию значимости существовавших ранее ментальных моделей будущего в виде картинки, визуализированной мечты.

Таким образом, проведенные исследования показали, что видение существует практически на всех этапах сознательного периода жизни. Оно не всегда осознанно, и нуждается в методической поддержке в процессе формулирования. Формирование же видения скорее относится к области посттравматического (с физическими нарушениями мозга) сопровождения личности и другим реабилитационным и коррекционным задачам по работе с «ненормой».

Безусловно, мы понимаем наличие нижней границы начала процесса связанного с закономерными периодами онтогенеза (формирование лобных долей, развитие функций высшей нервной деятельности, формирование сознания и личности). И это следующий большой вопрос: какова эта возрастная нижняя граница? На данный момент в контексте проведенного исследования её очертания размыты.

Возвращаясь к контексту нашего психологического исследования важно заметить, что как выяснилось, не у всех респондентов в ментальную модель будущего входит собственный бизнес как самостоятельный конструкт. У многих респондентов он вообще не упоминается в видении. Отчего зависит наличие собственного бизнеса в видении? Этот вопрос представляет особый интерес в контексте рассматриваемой нами проблемы о видении успешной самореализации бизнесмена и определяет наши дальнейшие шаги в этом направлении.

Литература:

1. Александрович А.Э.,Спирин В.М. Корпоративная филосо¬фия.-Тверь: «Лилия Принт»,2006.

2. Альтшулер И., Городнов А. Бизнес как система. -C-Пб: Пи¬тер, 2011.

3. Веселова Е.К. Психологическая деонтология: мировоззрение и нравственность личности.-С-Пб: Санкт-Петербургский университет, 2002.

4. Дафт Р.Л. Уроки лидерства. -М.: Эксмо, 2007

5. Ксенчук Е. Системное мышление.-М.: Дело , 2011.

6. Кунде И. Корпоративная религия. -C-Пб: Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2004

7. Левин К. Динамическая психология.-М.: Смысл, 2001.

8. Леонтьев Д.А. Психология смысла. -М.: Смысл, 2007.

9. Макмахон Дженнифер. Хаус и Сартр: «Ад- это другие» Сб.:Хаус и философия. -М., Юнайтед Пресс, 2010.

10. Полани М. Личностное знание. -М.: Прогресс, 1985.

11. Сартр Жан-Поль. За закрытыми дверями. -М.: «АСТ Москва», 2007.

12. Теллис Д., Голдер П. Воля и видение. -C-Пб: Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге, 2005.

13. Франкл В. Человек в поисках смысла. -М.: Прогресс, 1990.

14. Цветков Э. Психология пророчества.-М.: Астрель: ACT, 2006.

15. Jonathan Eig, «Hanging On -A Housing Project Falls But the Poor Resist Orders to Move Out» , The Wall Street Journal (Decem¬ber! 9,2000).

АНЕКДОТ КАК СРЕДСТВО ОБЩЕНИЯ

 

В.А.Сонин

 

Есть ли хоть одно социальное явление, историческая личность, которые бы не стали содержанием анекдота? Вождь племени, царь или император, барин или гусар, генерал или местечковый еврей, чукча или молдаванин, президент или заштатный бомж — все они в своей достойной мере обогатили нашу речь, стали в нашей интел-лектуальной и поведенческой деятельности важным средством ком-муникации, визитной карточкой имиджа и статуса личности.

Если сравнить определение анекдота, данное Владимиром Далем в Толковом словаре живого великорусского языка, с объяснением, представленным в Советском Энциклопедическом словаре, то в ин-терпретации такого короткого народного рассказа мы находим очень много общего по сути. У В. И. Даля анекдот — короткий по содержа-нию и сжатый в изложении рассказ о замечательном или забавном случае, байка, баутка. В Советском Энциклопедическом словаре анек¬дот есть короткий рассказ об историческом лице, происшествии.

Анекдот здесь рассматривается как жанр городского фольклора, злободневный комический рассказ, миниатюра с неожиданной ин-тонацией, своеобразная юмористическая притча.

Известно, что общение — это осознание связи людей, входящих в любую человеческую общность. Именно в общении при взаимодей-ствии людей происходит обмен рациональной и эмоциональной ин-формацией, опытом, знаниями, навыками, умениями, а также резуль¬татами деятельности. Общение является необходимым условием фор¬мирования личности и групп.

Именно в общении анекдот высвечивает у личности содержатель-ную, эмоциональную и интеллектуальную стороны. Анекдоты любят слушать все. Дети дошкольного возраста своеобразно обнажают взрослую жизнь, неожиданно открывая для себя и своих сверстников мир смешного и несопоставимого с ежедневными родительскими проповедями, сентенциями и запрещениями. Юношеская аудитория через анекдот вступает в пору сексуальной и социальной зрелости, где «ум с сердцем не в ладу», а они «и жить торопятся, и чувствовать спешат».

Зрелая публика, обретшая профессиональный и гражданский опыт, в анекдоте находит лаконичную форму самоутверждения своей самости, реализацию своего телесного (физического), эмоционального, социального, материального «Я», как в свое время утверждал У. Джеймс.

Для пожилых людей анекдот становится ностальгией по влечени-ям и желаниям, а порой неприятие той или иной забавной истории есть сублимированное проявление и обнажение подавленных и вытесненных в подсознание реальных замыслов и хотений. Взять, к примеру, хрестоматийную анекдотическую ситуацию, которая имеет хож-дение почти в каждой стране, почти в каждом коллективе. История очень узнаваема: в ней лишь можно спокойно менять имена.

- Слушай, Петрович. Если завтра не будет ветра, пойдем по женщинам!

Анекдот во все времена служил политическим барометром соци-ально-экономической ситуации в обществе, государстве. Он всегда аккумулировал живость ума, сочность языка, культуру отношений, отражал настроение людей (кто-то назовет их массами, кто-то наро¬дом), но для истории и историков эти людские байки — отличные ориентиры постижения причинно-следственных связей и развития человеческих отношений и самого разумного существа.

Философский мотив всех анекдотов точно выразил Б. Спиноза: «Смех есть радость, а потому сам по себе — благо».

Анекдот во все времена выступал невидимой психологической защитой человека от произвола власти, ударов судьбы, маскировки собственных слабостей. Как человек физиологически рационально отдергивает руку от раскаленного предмета, уходя от опасности кратчайшим путем, а глаз автоматически закрывается, когда в него летит инородное тело, так и анекдот в своей короткой, лаконичной и ем¬кой форме отражает реалии каждого дня, собственную немощь, удач¬но перенося ее на других, политические абсурды своих руководителей, личные и общественные пороки, слабости.

Если у Карела Чапека, по его собственному утверждению, смех — лучшая защита от ударов судьбы, то анекдот — лучшая форма выра-жения протеста, неодобрения происходящего, оценка события, яв¬ления, личности, ее историческая паспортизация.

Анекдот всегда пуповиной связан с реальным фактом. Даже если основные события его сюжета вымышлены, они проверяются дей-ствительностью: так могло бы быть. Даже если в нем действуют фантастические герои, звери, даже если его действие происходит в ирреальных пространствах — на том свете, в космосе, на Луне и т. д., — в изображаемых поступках героев угадываются знакомые контуры обыденных повторяющихся ситуаций социального взаимодействия людей. В идеале факты реальной действительности, которые находят отражение в анекдоте, проверяются в жанрах рассказа и сплетни. Только после этого, выдержав испытание по признаку типизации, они становятся фабульной основой анекдота. Реальность, которая рождает фабулу анекдота, — это реальность особого рода: она тяготеет к крайним, экзистенциально-смеховым проявлениям бытия. Только типичный и запредельный в своей забавности случай может лечь в основу анекдота. При этом важно понимать, что тот, кто в первый раз рассказывает анекдот, — не автор, а медиум, чьими устами гово¬рит коллективное бессознательное этноса.

Конструкция любого анекдота проста, как все гениальное и вели-кое. Именно в нем неожиданность фразы, окончания, интонации, жеста, своеобразного поворота события, факта. Если в афоризмах, крылатьбс выражениях, словах, максимах, притчах мы находим чет-кую логику при оригинальном исполнении, инструментовке, то в анекдоте есть другая логика — логика чувства и образа, аллегории, что воспринимается сразу легко и обязательно с улыбкой, общим смехом, различными последующими комментариями, порождением нового анекдота по ассоциациям сходства, смежности, контраста. Анекдот становится связующей нитью в любой компании, салоне, формальной или стихийной группе (баня, пляж, рыбалка, охота, купе поезда, очередь, командировка, шашлыки, просто тусовки различных социальных страт и т. п.). Принятие той или иной смешной, забавной, порой неправдоподобной истории сближает людей, раскрывает их потенциальные возможности ума, порождает симпатию и доверие. Но анекдот может стать и поводом размежевания людей, их разъединения. И причиной этому будут служить личные качества, политические взгляды, моральные и нравственные суждения о человеческих ценностях, конфессиальная агрессия, жизненный опыт, страх и опасность за подрыв собственного «Я», чиновничьи амбиции, личностные эспектации.

А. Вежбицка описывает анекдот в системе категорий элементарных смысловых единиц:

«Говорю: я хочу, чтобы ты себе представил, что случилось X;

думаю, что ты понимаешь, что я не говорю, что это случилось;

говорю это, потому что хочу, чтобы ты смеялся;

думаю, что ты понимаешь, что люди говорят это друг другу, чтобы смеяться».

Умение рассказать анекдот — особый дар человека. Здесь, как гово¬рили древние римляне, необходимо соблюдать три М: Меру, Место, Момент. Мера насыщения информацией слушателей, стопроцентное. ощущение места подачи анекдота и выбор самого момента — все это делает рассказчика лидером, душой компании, связующим центром.

Предположим, разговор заходит о вчерашнем выступлении по телевизору премьера, предлагающего очередную экономическую программу. И сразу, по ассоциации, «на эту тему есть анекдот»:

Нищий заходит в булочную, спрашивает у продавца:

— У вас булочки свежие?

— Свежие.

— Правда, свежие?

— Правда.

— А с изюмом есть?

— Есть.

— А изюм свежий?

— Свежий.

— Подайте, Христа ради, булочку.

Человек в своем познании неисчерпаем, многолик и многомерен. Человек в своих желаниях, влечениях, хотениях настолько разнообразен и не похож на своих «братьев по разуму», что только анекдотическая форма устного творчества может приблизиться в отражении норм и девиаций поведения.

Вот почему анекдот, как короткий устный рассказ, одновременно включает в себя столько разнообразных речевых функций, что ни обычный рассказ, ни другие художественные формы не могут приблизиться к столь яркому и содержательному откровению.

В самом анекдоте проявляются и гностические (познавательные, семантические) функции нашей речи, ее экспрессивность (эмоционально-чувственная выразительность); сигнификативность (обобщенность житейских сюжетов, ситуаций), полисемия (многозначие слова, фразы, ее многопрофильный перенос на це¬лый ряд событий, явлений, слабых и сильных сторон человеческой жизни).

Расхожая фраза «анекдот на всякий случай» может быть услышана и принята в любом этническом регионе, в любой компании от истеблишмента до портовых грузчиков, подростков-пубертатов и мужчинами, о которых говорят «серебро в бороду, а бес в ребро».

Зигмунд Фрейд, автор уникального психологического эссе «Ост-роумие и его отношение к бессознательному» (1905), собрал огром¬ную коллекцию анекдотов, что позволило великому ученому обосно¬вать механизмы и источники человеческого поведения.

В немецком (как и в русском) языке есть слова, которые могут быть в одном случае полны смысла, а в другом случае смысл их может быть незначительным. Зигмунд Фрейд подчеркивает, что в общих случаях техника такого анекдотического остроумия может извлечь пользу из таких соотношений речевого материала. У А. Ф. Кони, блистательного русского адвоката, честного судьи, есть каламбуры, опирающиеся на такие соотношения: «Лучше ничего не сказать, чем сказать ничего."

«У него здоровье — кровь с молоком, но попробуйте сказать — молоко с кровью…» Получается нонсенс.

У Влада Листьева, талантливого тележурналиста, шоумена и продюсера было такое выражение: «У ас что ни делается, то к лучшему, а что к лучшему, то не делается...».

Ассоциативный принцип, отмечает К. Ф. Седов, может «работать по-разному. Иногда анекдот выступает в единственном числе, провождая и иллюстрируя намеченную в разговоре тему. Но бывает и так, что рассказанный по ассоциации анекдот сам становится пусковым механизмом для других анекдотов. Тогда собеседники начинают «травить анекдоты», т. е. анекдоты составляют основное содержание разговора. В качестве примера приведу начало подобного разговора:

- Хорошо на даче. Комары только замучили, черти.

- Кстати о комарах. Анекдот.

Летят два комара. Смотрят: слон. Один другому:

- Смотри, сколько мяса.

- Нам бы его только завалить, а там — до смерти запинаем.

- Кстати о слонах. Анекдот.

Слон сидит дома, телевизор смотрит. Вдруг звонок в дверь. Он вы-водит: за дверью никого. Только опять уселся — опять звонок. Он опять выходит: никого. Что за черт! Пригляделся: на кнопке звонка малень¬кий комар сидит и ногой на нее давит.

- Ты чего?

-Слониха дома?

-Нет.

- Ну тогда передай ей, что прилетал Эдуард.

Двусмысленность в анекдоте имеет историческую природу. С психологической точки зрения — это функция защиты, идущая от инстин¬кта самосохранения, но с социальной — личностная. Такой образец амбивалентности слова, фразы дает А. Толстой в историческом пове-ствовании «Смерть Ивана Грозного»: «По нитке с миру собираю, царь, Нагому на рубаху» (разрядка и курсив автора). Так говорит шут о боярине Нагом. В настоящее время все это трансформировалось в обы¬денное, знакомое всем «С миру по нитке — голому на рубаху».

Врач, отходящий от постели больной женщины, говорит, покачивая головой, сопровождающему его супругу:

- Эта женщина мне давно не нравится.

- Она мне тоже давно уже не нравится, — поспешно соглашается муж.

Профессиональная фраза о состоянии больного («Он мне не нравится», как само собой разумеющееся, заменяет отношение к состоянию здоровья) традиционно подчеркивает только профессионализм доктора, но в устах мужа она приобретает существенную семантическую выраженность: супружеское неприятие.

Возьмем из многочисленной анекдотической чапаевской серии такой анекдот, где Петька объясняет своему командиру анекдот, а тот никак не может понять, что от него хочет боевой его ординарец. Петька не выдерживает и кричит:

— Ну и дуб же ты, Василий Иванович!

Василий Иванович провел ладонью по своим историческим усам и с гордостью бросил:

— Да, Петька, крепок  я еще...

Отличная чекистская мыльная опера «Семнадцать мгновений весны» породила неисчерпаемую серию анекдотов про Штирлица. И здесь мы находим перлы двусмысленности, отражающей самые разноплановые понятия нашего советского бытия, нашей отечествен¬ной ментальности и речевой полисемии.

Когда Штирлиц подъехал к опушке леса, он увидел голубые ели, но ког¬да подошел  ближе, то обнаружил, что голубые не только ели, но и пили.

Опорная фраза «голубые ели» в силу апперцепции (восприятие на основе прошлого опыта) строит для сексуальных меньшинств дан¬ный (свой) образ, а для гетеросексуальной аудитории — живописный пейзаж.

3. Фрейд — гениальный создатель психоанализа, о котором подробно рассказано в первом разделе, составил сводку (его научный термин) технических приемов остроумия, которые можно отнести к анекдотам как разновидности и модификации фольклорного творчества масс, народного юмора.

1. Сгущение:

а) со смешенным словообразованием;

б) с модификацией.

2. Употребление одного и того же материала:

а) целое и части;

б) перестановка;

в) небольшая модификация;

г) одни и те же слова, употребляемые в одном и том же смысле, но потерявшие первоначальный смысл.

3. Двусмысленность:

а) обозначение имени собственного, вещи, предмета;

б) метафорическое и вещественное значение;

в) собственно двусмысленность;

г) двойное толкование;

д)двусмысленность с намеком.

Если в этот сводный ряд ввести наши голосовые возможности (интонация, модуляция, тонировки голоса, педалирование на отдельном звуке, слоге), незаметные синонимические, омонимические и паромимические переходы в другие понятийные парадигмы, то палитра красок народного творчества будет безгранична по яркости, сочнос¬ти, живости, неповторимости, ментальной выраженности.

Еврей пошел купаться. Выходит на берег, а ему говорят: «Молодой человек, еы или трусы наденьте, или крест снимите».

Так и в нашей реальной жизни надо как-то определиться и с убеждениями, и с принципами, с выбором семейным и профессиональным, конфессиональным и духовным.

Вот анекдот, просто фраза: «Семен, ты знаешь, твоя жена нам стала изменять...*

И здесь мы подходим к фундаментальному свойству анекдота как речевого жанра — принадлежности его к народному смеховому началу. Именно смех составляет основу анекдота и его главную иллокутивную силу (К. Ф. Седов). В этом смысле никак нельзя согласиться с утверждением Ефима Курганова о том, что анекдот «не относится к области юмористики». Анекдот — речевой жанр, основная функция которого — веселить. Непонимание этого продиктовано непониманием миросозерцательной, возрождающей функции смеха как явления культуры. «Настояший смех, — пишет М. М. Вахтин, - амбивалентный и универсальный, не отрицает серьезности, а очищает и восполняет ее. Очищает от догматизма, односторонности, окостенелости, от фанатизма и категоричности, от элементов страха или устрашения, от дидактизма, от наивности и иллюзий, от дурной одноплановости и однозначности, от глупой истошности. Смех не дает серьезности застыть и оторваться от незавершимой целостности бытия».

Смех, явленный в современном народном анекдоте, восходит к Смеховой философии, составляющей основу народного карнавального мироощущения, концепцию которого, как известно, разработал Бахтин.

Полагаем, что в любой компании взрослых, имеющих семейный опыт, эта фраза получит достойную реакцию. Общий смех всегда сближает и снимает тягостное напряжение.

Истинный интернационализм там, где люди своей национальности умеют рассказывать анекдоты про свои слабости и хитрости, жизненные различные выкрутасы, которые стали обычаями, традицией, помогают выжить, дружить, растить детей, делать дело.

Один обедневший человек занял у зажиточного знакомого сумму денег, уверив его в своем бедственном положении. В тот же самый день благотворитель застает его в ресторане перед тарелкой семги с майонезом. Он упрекает его:

— Как, вы занимаете деньги у меня, а потом заказываете себе деликатесы — семгу с майонезом. Для чего вам понадобились мои деньги?

— Я не понимаю, — отвечает должник, — когда я не имею денег, я не могу покупать себе семгу с майонезом, когда имею деньги, я не смею покупать семгу с майонезом. Когда же я, собственно, буду кушать семгу с майонезом?

Повторение слов «семга с майонезом» поразительно придает характер личности, что и подкупает слушателя, несмотря на все нарушения законов логики.

3. Фрейд называет такой прием передвиганием, его сущность состоит в отклонении хода мыслей, передвиганий психического акцента с первоначальной темы на другую.

Все зависит не от слова. Нет. Только от хода мыслей. Слова как-то теряются, а смысл достигается за счет передвигания психического акцента с первоначальной темы на обычное поведенческое бытовое действие, свою мотивацию, свои интересы, при которых личность работает как бы «под дурачка».

Очень важна в анекдоте его географическая и краеведческая про¬писка. Местный колорит и сама родная текстура делают его особен¬но близким и эмоционально выразительным.

Древние говорили, что любовь и голод правят миром. Во всех культурах, этносах, цивилизациях анекдоты на интимную тему за¬нимают доминирующее положение. И в них общие для всех проблемы: измена, флирт лукавство, деньги, соперники, острота и Качество удовольствия, слабость и сила партнера. Все это до боли и смеха нам всем знакомо, но ни смена поколений, ни общественные изменения, ни революции, ни перестройки, ни переходы от капи¬тализма к социализму и наоборот, не меняют эту проблему взаимоотношения полов.

Светлейший князь объезжает свои владения и замечает в толпе чело¬века, похожего на собственную персону. Он подзывает его и спрашивает:

— Служила ли твоя мать когда-либо в усадьбе?

— Нет, ваша светлость, — отвечает тот, — мать не служила, зато мой отец — да.

В целой серии самых разнообразных анекдотов замена единствен-ного возможного «нет» его противоположностью придает не только этому устному и короткому жизненному этюду конкретную содер-жательность, но и открывает целый пласт остроумия.

Есть такое выражение, как «сальный анекдот», подчеркивающий уровень культуры и воспитанности, вернее отсутствие ее, у простолюдинов, деклассированных элементов, представителей дна жизни. Сальность во многих странах рассматривается как сексуальная агрессивность. 3. Фрейд вообще считает: кто смеется над услышан¬ной сальностью, тот очевидец сексуальной агрессии. Сальность — это как бы обнажение лица противоположного пола, на которое оно направлено. Произнесением скабрезных слов она вынуждает лицо, к ко-торому они относятся, представить себе соответствующую часть тела, и показывает ему, что и произнесший эти слова сам представляет себе то же самое.

Нет сомнения в том, что первоначальным мотивом зацикленности на сексуальной теме является определенная личностная неудовлетворенность (она всегда скрывается, маскируется, ибо это один из значимых показателей реноме личности), подавленность его половых влечений, низкий уровень культуры и определенная степень эротизаций психики человека. Вот почему сальные анекдоты име¬ют свою аудиторию: армейская казарма, колония, школьные интернаты, сборы спортсменов, общежития, закрытые зоны (сексуальная депривация).

Автор филологических этюдов К. Ф. Седов выделяет три основные разновидности языковой игры в современном народном анекдоте: 1

1) игра как реализация потенций языковой системы (фонетический, лексический, словообразовательный и грамматический уровни);

2) игра на уровне текстового строения;

3) игра жанрово-ролевыми нормами речевого взаимодействия.

1. Анекдоты с игрой на языковом уровне.

а) фонетический уровень:

Анка приехала из-за границы и говорит Петьке:

— Ты знаешь, я там такой фужер произвела!

—Дура, не фужер, а фураж!

— Нет, фужер! Пошли у Василь Иваныча спросим.

— Василь Иваныч, как правильно: фужер или фураж?

— Ребят, вы же знаете, я в этом деле вообще не Копенгаген.

б) лексический уровень:

Штирлиц склонился над картой СССР. Его неудержимо рвало на Родину.

в) словообразовательный уровень:

— Вовочка, кем работает твой отец ?

— Он солист.

— А где он поет, в Большом театре?

— Он не поет, он солит огурцы, помидоры и капусту.

г) грамматический уровень:

В ресторане. Молодой человек подходит к грузину и спрашивает:

— Разрешите пригласить вашу даму на танец?

— Нэт, нэ разрэшаю! Я ее поил, я ее кормил, я ее и танцевать буду!

2. Анекдоты с игрой на текстовом уровне.

а)нарушение целостности при сохранении иллюзии связности:

- Летят два крокодила: один зеленый, другой на север. Спрашивается:

сколько лет пьяному ёжику?

Ответ: «А зачем мне холодильник, когда я не курю ?»

б)нарушение связности при сохранении целостности текста: Машенька, рыдая, прибегает к маме.

— Доченька, что случилось?

— Папа ударил себе молотком по пальцу!

— А ты почему плачешь ?

— А я засмеялась.

в) незапланированная целостность:

На военной кафедре.

— Товарищи студентки! Здесь из вас будут делать зрелых женщин- офицерок. Сперва этим займусь я, а потом остальные офицеры нашей кафедры.

б)ложная антиципация (предвосхищение):

В деревне.

— Теть Маш, теть Маш, я вашу дочку того...

— Ну, тогда женись!

— Да нет, я ее того... трактором переехал.

в) скрытый смысл:

По улице идет старый Рабинович. Его спрашивают:

— Рабинович, как ваше здоровье?

— Не дождетесь!

3. Анекдот с жанрово-ролевой игрой.

В Питер приехала бабка из деревни. Подходит к молодому человеку:

— Слышь, сынок, как пройти на Невский-то проспект?

— Во-первых, бабка, не сынок, а чувак; во-вторых, не пройти, а про- хилять; в-третьих, не на Невский, а на Брод; а в-четвертых, вон аскни лягавого, а то я в натуре не втыкаюсь.

Бабка подходит к милиционеру:

— Слышь, легавый, как прохилять на Брод, а то вон аскнула чувака, а он, в нamvne. не втыкается.

Милиционер изумленно:

— Ты чё, хиппуешь, клюшка?

Закономерен механизм рождения анекдотов, их распространение, устойчивость и специфика направленности. Для этого можно вспом¬нить целые классы (кластеры), социальные ниши, этнические и культурные пласты со своим анекдотическими рубриками тем, объектов, предметов, отдельных личностей, ставших содержанием народного устного творчества, имя которому -- анекдот.

Внимание, внимание!!! Говорит армянское радио. Точное армянское время — приблизительно полвосьмого.

У армянского радио спрашивают: «Сколько нужно атомных бомб, чтобы уничтожить город Ереван?» Армянское радио отвечает: «Тби¬лиси тоже неплохой городишко».

Мы сейчас не анализируем саму схему построения данного анек¬дота, его политическая конструкция ясна: придуманная братская дружба народов стала принимать естественную форму — форму анекдота. Армянскому радио, как одной из анекдотических рубрик, были заданы бесчисленные вопросы миллионов радиослушателей по во¬просам сохранения мира, любви, семейных отношений. Что только не спрашивали, чем только не интересовался наш народ, лишенный гласности и естественных форм человеческого общения! Официаль¬ные власти через свои опоры, силовые министерства, идеологичес¬кий аппарат пытались навесить этому же народу идею, установку, что создатели армянского радио, его сочинители — сотрудники ЦРУ. И тут же армянское радио на вопрос внимательного слушателя, кто это у вас сидит и все придумывает, с армянской легкостью ответило:«Кто придумывает, тот и сидит».

Блестящее использование паронима для логического завершения проблемы: «Кто сидит, тот и придумывает».

По анекдотам армянского радио можно изучать социокультурный, нравственно-политический уровень советских трудящихся и такой феномен, как советский образ жизни со всеми его плюсами и негативными проявлениями.

Анекдоты армянского радио охватили все сферы нашей жизни и действительности с конца 1950-х гг. до настоящего времени. Они ста¬ли первым всенародным глотком нового восприятия казарменной жизни на всех уровнях социалистического быта:

Вслед армянскому радио, словно конница ворвалась в осажден-ный город, пришла новая волна анекдотов — чапаевская серия. Здесь, как и в первой серии анекдотов, сработал механизм отторже¬ния и отчуждения официальной морали, неприятия ложных ценностей и потребность духовного раскрепощения, а через нее — получение удовольствия, наслаждения, что свойственно человеческому организму.

Василий Иванович, Петька, Анка-пулеметчица стали любимой народной серией анекдотических баек, сказок, шуток, выражений, они вошли в нашу речь и язык, пополнили и обогатили нашу лексику, они стали историей, как сама легендарная личность комдива Чапаева Василия Ивановича, честного и смелого, простого и хо-рошего человека, к которому симпатии, любовь, признание не иссякли.

Почувствовав лексическую свободу и анекдотическую раскованность (несмотря на то что за политические анекдоты можно было лишиться работы, положения, имени), народ приступил к созданию новой серии— ленинской... '

Эти анекдоты рассказывали на кухнях друзьям, в очень и очень доверительных интимных беседах, но снежный вал нарастал: Ленин, Сталин, Буденный, их окружение, ЧК, ГПУ, затем Хрущев, КГБ, Андропов, политбюро не смогли избежать всенародного анализа в фольклорном ерническом исполнении.

Анекдотический имидж лидера, вождя, руководителя, организа-ции, системы всегда соответствовал сути или приближался копией к оригиналу. Леонид Ильич Брежнев стал благодатным материалом для очередного анекдотического взрыва. Иллюстрировать можно до бесконечности его военные и литературные подвиги, орденофрению, братание со всеми, везде и повсюду, и особенно оставшийся в памяти человечества его поцелуй — с Хоннекером.

Анекдоты про чукчей, молдаван, хохлов и их сало, про перестройку Горбачева и его жену, про сегодняшних руководителей России, новых русских и блондинок обогатили золотой фонд народного твор¬чества. И во всех речевых поделках в который раз проявились сметливость, оригинальность, раскрылись красота и изящество русского языка, его палитра синонимов, омонимов, паронимов, полисемии, выразительных различных языковых средств.

Мне приходилось посещать много стран в Европе и Западном по¬лушарии, но везде российский, русский, советский анекдот воспринимался на уровне принятия выступлений Большого театра, его балета, нашего цирка, ансамбля имени Александрова, виртуозов Москвы под руководством Спивакова на ура, на бис, на многих языках звучало: еще, еще, еще расскажите!

Даже анекдоты про трагедию Чернобыля не были кощунством или цинизмом по отношению к этим мученикам и страдальцам, жертвам великой аварии. Это было отношение к власти, режиму, который допустил эту беду, российскую, белорусскую, украинскую Хиросиму.

Анекдот стал для людей юмористическим удовольствием, потребность в котором, как показывает наша действительность, неисчерпаема. Это вид душевной и психической деятельности для нашего народа был не только защитным механизмом, но и неистребимой жаждой общения, выживания. В нашей анекдотической устной энциклопедии мы найдем сюжеты про любовь и пьянство, человеческие пороки и деяния, про вождей и царей, тещ и коварных соседей.

Неудивительно, что тещи как образ анекдотического воспроиз-водства семейных отношений — явление чисто советско-российское по причине исторического коммунального совместного бытия, ко-торое на Западе вряд ли возможно и допустимо.

У нас есть анекдоты про всех и про все, но нет ни одного анекдо¬та, в котором бы негативно упоминалось имя святое для всех, имя БОГА. И эта святость к этому имени не может диктоваться властью, системой, она определяется духовностью и таинством бытия.

Предлагаемые широкому читателю различные анекдоты представляют собой отражение нашего социального бытия, восприятия самих и себе подобных, отличных от нас, что порой нас удивляет, радует, возмущает, вызывает интеллектуальные и эмоциональные, переживания. Реакция на все эти фольклорные опусы у читающей и слушающей аудитории разная.

Большинству содержание и подача анекдотов импонирует, вызывает естественные и адекватные реакции, переживания, отношения.

Реакция на все эти фольклорные опусы у читающей и слушаю¬щей аудитории разная. Когда я говорю о большинстве, то здесь подразумеваются люди различных социальных страт (групп, слоев, общ-ностей), возрастов, профессиональных и религиозных устремлений и принадлежностей, культурного и духовного потенциала. Действительно, есть анекдоты, которые не эстетичны, не релевантны (не соответствуют) вкусу читателя-сибарита, слушателя, воспитанного на тонком и изящном кружевном слове.

Но они есть, они рождены людьми, они от наших людей, о каждом из которых Андрей Платонов говорил, что «без меня народ не полон». Без них нет того аромата русской литературы, фольклорной культуры, которая, как правда, всегда с нами, порой против нас, но всегда выше нас.

В Канаде я встретил следующую надпись на бампере роскошного автомобиля: «Русская литература лучше секса». Правда, надпись была на английском языке, но смысл ее велик и прост. Если кто-нибудь может мне представить совершенно идеальный вариант анекдотов, являющих собой сахарный сироп на дистиллированной воде (на которой, естественно, готовить нельзя), я буду признателен.

Кроме анекдотов, представлены и другие формы народного твор-чества: фразы, зарисовки, этюды, поговорки, омонимы, паронимы, сюжетные эскизы нашей многообразной жизни, про которую порой в сердцах говорят, что не жизнь, а сплошной анекдот. В сборнике нет и последнего анекдота, хотя его можно прочитать как последний в изложении и подаче автора. Анекдот, как всякая женщина, которая напоминает книгу, у которой нет последней страницы. Весь фольклорный анекдотический материал, представленный во второй части книги, можно условно разделить на пять относительно самостоятельных информационных народных зарисовок, в который есть история, быт, ментальность, культура, обычаи, традиции, социальный дух, свое время и свои слушатели, свои почитатели.

Рубрики мною подобраны следующие: социально-бытовые, ин-тимно-личные, политико-идеологические, авторские (анекдоты от конкретного лица), национально-развлекательные. Но все они орга-нично взаимосвязаны. Если мы рассказываем о комизме быта определенного этноса, группы, то интимно-личная тема будет звучать, а может, ее дополнит и политико-идеологическая, аккумулирующая и социально-бытовые штрихи. Все смешалось «в доме Болконских», все проявилось в анекдоте.

Гоголь 19 сентября 1931 г. пишет письмо А. С. Пушкину, в котором просит дать ему сюжет для нового художественного произведения. Пушкин со свойственной ему раскованностью и легкостью со-общает ему новый салонный петербургский анекдот. Так появился на свет «Ревизор», родившийся из эпистолярной переписки великих людей России.

Аполлон Александрович Григорьев (1822—1964), поэт, литератур¬ный критик, переводчик, автор широко известного романса «Поговори же ты со мной, гитара семиструнная» в честь 60-летия Александра Сергеевича Пушкина сказал: «Пушкин наше все: представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остается нашим душевным, особенным (курсив автора) после всех столкновений с чужими, другими мирами. Пушкин — пока единственный полный очерк нашей народной личности, самородок, принимавший в себя, при возможных столкновениях с другими особенностями и организмами, все то, что принять следует, отбрасывавший все, что отбросить следует, полный и цельный, но еще не красками, а только контурами набросанный образ нашей народной сущности, образ, который мы еще долго будем оттенять красками. Сфера душевных сочувствий Пушкина не исключает ничего до него бывшего и ничего, что после него было и будет правильного и органически нашего».

Пушкин — «наше все» — в «Евгении Онегине» (глава 1, строфа 6) сумел выразить органично наше, бытийное:

Он рыться не имел охоты

В хронологической пыли

Бытописания земли:

Но дней минувших анекдоты (выделено В. А. Сониным),

От Ромула до наших дней,

Хранил он в памяти своей.

 

Сможем ли мы все это сохранить?

 

 

С искренним уважением к вам, мой читатель, слушатель,
неиссякаемый источник и кладезь фольклорной мудрости,

 

Валерий Сонин

"Как лечить панические атаки?"

​Линде Н.Д. Профессор Московского Гуманитарного университета, Института Психоанализа, к. псх. н. Действительный член ППЛ, руководитель модальности "Эмоционально-образная терапия.

Аннотация

Статья рассказывает о новых идеях, объясняющих

происхождение панических атак, традиционно

представляющих значительные трудности для

психотерапии. Предлагаются методы ЭОТ,

позволяющие быстро и эффективно справиться с ПА.

 

​Панические атаки многим представляются чем-то загадочным и непреодолимым [1], [2]. Многие считают, что это заболевание пожизненное, надо просто приспособиться и постоянно лечиться. Скажу кратко, что я считаю, что, работая в рамках Эмоционально-образной терапии, мне удалось разгадать то, как устроены панические атаки, понять, в чем их причина и найти общее для всех случаев психологическое «лечение» этой проблемы. Такое заявление может показаться слишком самоуверенным, но я расскажу, как это произошло. Знаете, открытие пенициллина произошло ведь случайно, так же случайно я натолкнулся на разгадку природы панических атак. Но это было возможно только в работе методом ЭОТ, почему, будет ясно из дальнейшего.

Как-то пришла ко мне на консультацию молодая женщина, которая уже три года страдала паническим расстройством и совершенно отчаялась в надежде от него избавиться. «Вот, смотрите, у меня руки постоянно трясутся, не надо даже глаза закрывать!» - говорит она. Кисти ее рук действительно непрерывно тряслись! - «Я ужасно боюсь сойти с ума! Можете ли Вы дать мне гарантию, что я не шизофреник?» Я говорю: «Легко. Любую бумагу подпишу, я невооруженным глазом вижу, что ты не шизофреник!» Она: «А потом? Я ведь потом могу сойти с ума…У нас соседка шизофреничка! Это такой ужас! Я боюсь стать такой! Вы мне можете гарантировать, что я потом не сойду с ума?! Я же могу повредить моему ребенку, убить моего мужа…»

Я говорю:

- Представьте на этом стуле ту сумасшедшую Марину (имя изменено), которой Вы так боитесь стать.

- О! Она такая ужасная! У нее такие патлы на голове. У нее страшные когти на руках. Она такая злая! Она может разорвать кого угодно. Она может повредить даже моему ребенку!

- Примите ее как часть Вашей личности! Чтоб она вошла в Ваше тело, как душа входит в фантастических фильмах.

- Да Вы что, я же тогда с ума сойду, я кому-нибудь могу повредить!

- Принимайте! Хуже уже не будет!

И она приняла! Тут же ее руки перестали дрожать и спокойно легли на колени! После этого мы еще 40 минут проговорили, и ее руки ни разу не дрогнули!

В итоге я сказал:

- Вся Ваша проблема происходит из-за внутреннего расщепления и борьбы с самой собой. Чем больше Вы отвергаете саму себя, тем больше «материала» перемещается в отвергаемую часть. Она рвется к Вам обратно, и Вам все труднее ее сдерживать, но Вы стараетесь, и все больше боитесь. Страх усиливается именно в тех ситуациях, когда Вы ощущаете, что никто не придет на помощь. А в помощи нуждается именно Ваша отвергаемая часть. Когда же Вы приняли саму себя, вся проблема исчезла!

Девушка ушла абсолютно спокойной. Она никому не хотела повредить и не боялась сойти с ума. Но через пару дней позвонила мне в состоянии ужасной паники:

- Мне еще хуже! У меня состояние полной дереализации!

- Что это значит?

- Я не понимаю, то, что вокруг меня - это реально или нет?! Мне иногда кажется, что я в какой-то иной реальности!

- Приезжайте!

Опять мы создали образ «дереализованной» Марины, она его приняла как часть своей личности, и вся так называемая «дереализация» тут же прошла! Понятно, что только через представление «ужасного» образа и его принятие можно было понять суть внутреннего конфликта клиентки. Это было возможно только благодаря применению метода ЭОТ.

Она еще пять раз запугивала себя и меня какими-то «сумасшедшинками», потом принимала их как части своей личности и успокаивалась. Она поняла, что причина коренится в ее детстве, когда она боялась поведения отца-алкоголика и отрицала саму себя. На последнем занятии она поняла, что недовольна отношениями с мужем, что злится на него и боится его авторитарности, что тоже провоцирует ее панические атаки. Она полностью выздоровела, о чем мне сказала ее подруга «по болезни», которой Марина рекомендовала меня, и с которой мы работали по скайпу почти год. Она жила на Украине.

Эта подруга сильно сопротивлялась, но, как потом призналась, эффект почувствовала сразу, на первом же сеансе, после того, как приняла свою «больную» часть, то есть внутреннего ребенка, которого в детстве постоянно критиковала мать. Она вышла после сеанса к мужу и сказала, что уже чувствует себя хорошо и спокойно, и спросила: «Это что? Волшебство?!» Муж ответил: «Волшебство!»

Дело в том, что она уже 6 лет лечилась у разных врачей, пила разные таблетки, выполняла разнообразные рекомендации и ограничивала свою жизнь разными способами. Ничто, естественно, не помогало. Она не могла поверить в то, что все обстоит так просто, как я объяснял! Это открытие принесло много разочарований: во врачах, в самой себе, в маме…Она не могла привыкнуть к мысли, что ей теперь открыта вся нормальная жизнь, что она не сумасшедшая и не надо ложится в больницу… Не могла привыкнуть, что простую истину открыл какой-то малоизвестный психолог… Не могла смириться, что столько усилий за 6 лет жизни было потрачено напрасно!

Поэтому она еще долго сопротивлялась… В конце занятий она сказала, что ей стало почти совсем хорошо, но еще немного страхов осталось, но она дальше справится сама… Я понял по косвенным признакам, что страхи ей еще были выгодны, ими она могла запугивать своего мужа! Иначе он мог бы подумать, что она столько лет притворялась и зря его морочила! Но на этом мы расстались…

Но недавно, полгода назад, она опять написала мне, что «два года после нашей работы жила просто как в раю!», а теперь у нее опять вернулись страхи. Почему это может быть? Я сказал, что какие-то события, видимо, спровоцировали ее опять на то, чтобы отвергнуть саму себя… Учитывая то, что происходило и происходит на Украине, это легко понять, тем более, что ее муж - военный. Я предложил ей снова поработать по скайпу, но она ответила, что сразу все поняла и справится сама. Я думаю, что она справилась.

Были еще разные случаи, которые подтверждают основную концепцию, независимо от того, что они не были завершены, не было «хэппи-энда» по разным причинам. Чаще всего это одна и та же причина – клиенты отказывались от дальнейшей работы, не веря в эффективность такой простой схемы. Но другая причина состояла в том, что панические атаки имеют еще и существенный истерический компонент. То есть клиент в состоянии паники испытывает состояние полной беспомощности и хочет, чтобы его кто-то спас! Этот кто-то, как правило, мама, которой и адресуется паническая атака, даже если она никак не может ее увидеть. Как говорил один взрослый, сильный и относительно богатый клиент, жалуясь на равнодушие близких людей: «И ведь никто не пойдет со мной посидеть в очереди к врачу в поликлинике!» Из одной этой фразы специалист легко поймет, какую выгоду извлекал он из панических атак, и как в детстве обращалась с ним мама.

Одна молодая женщина, страдавшая от панических атак, представляла свой страх как ужасное чудовище. Я предложил ей погладить это жуткое чудовище и сказать ему, что оно хорошее. После двух-трех повторений чудовище превращалось в маленькую девочку. Она принимала ее, но не очень искренне. Я объяснял ей, что ее страх - это страх маленькой девочки, которая боялась отца, когда он приходил пьяный и бил мать. Что принятие успокаивает Ребенка, и от этого ее собственный страх тоже проходит. Она удивлялась, но опыт снова и снова подтверждал мою правоту. Но дома она снова боролась со своим страхом, отвергала его, и паника повторялась вновь и вновь, несмотря на мои объяснения и положительный опыт. Наконец, на пятый раз она заявила: «Николай Дмитриевич, я всю неделю мечтала о том, как я приду к Вам, и Вы избавите меня наконец от моего страха! А Вы опять мне говорите, что я должна что-то сама делать! Вы меня не понимаете!» Очень недовольная она ушла, и ее панические атаки как-то сами собой прошли… Об этом она рассказала мне через два года, когда пришла снова, потому что панические атаки возобновились.

Точно так же я работал с ней и в этот раз и добился большего понимания. Она согласилась, что только она сама может себе помочь, что я прав в том, почему у нее происходят эти атаки. Она согласилась, что неправильно потакать собственной беспомощности. Но все-таки она думала, может быть правильнее лечь в больницу? В клинику неврозов? Я сказал, что она сама вправе это решать, но лечь в клинику - это значит опять проявить свою беспомощность и отдать все полномочия врачам, что будет закреплять ее «болезнь». Она согласилась, записалась на следующий сеанс, а когда наступил день приема, позвонила и говорит: «Николай Дмитриевич, я к Вам не приду, я уже в больнице». Вот такой расклад…Но я понимаю, у нее богатый муж, и было полезно и удобно запугивать его своими страхами…

Еще одна история длилась целый год. Молодой человек 19 лет, из одной бывшей союзной республики, писал мне «в личку» в фейсбуке. Я сразу сказал ему, что надо принять своего Внутреннего Ребенка, но он под разными предлогами отказывался это делать. Он сопротивлялся, злился на меня, спорил, уходил в бесконечную интеллектуализацию, оправдывался папой и мамой, и братом-наркоманом, как будто бы если он выздоровеет, то он тем самым их всех бросит… Действительно, его папа в свое время бил маму. А мама ко всем придиралась, во все лезла и всех ругала! Но прежде всего, он сам себя не принимал в детстве, потому что был беден, чем-то некрасив, мыл машины для помощи семье, боялся отца… Он создал себе мечту, что станет большим и сильным, настоящим мачо и т.д., и всем докажет! А я убеждал его, что ему надо принять маленького трусливого мальчика из детства. С этим он не мог согласиться.

Только «вчера» он согласился сделать это. Ему действительно сразу стало лучше. В результате буквально «вчера» он понял, что это путь к здоровью. Он обещал, что будет дальше развивать этот путь, что откажется от бесконечной интеллектуализации и стремления к достижениям, даже если мама будет недовольна. Но я не уверен еще, будет ли он верен своим обещаниям. Я думаю, мы еще будем с ним общаться. Но еще раз я убедился, что модель происхождения панических атак, которую я сформулировал, абсолютно верна и будет еще много раз подтверждена на разных случаях и на разных клиентах. Время покажет, но я хотел поделиться этими результатами со своими коллегами.

Еще раз сформулирую основные положения:

1. Пациент с паническими атаками вытесняет часть своей личности, которая ему чем-то не нравится. Она наполнена хроническим состоянием страха;

2. Эта часть личности, естественно, снова и снова возвращается к нему, а он пугается ее и снова с ней борется;

3. Чем больше он с ней борется, тем больше «материала» вытесняется в эту часть и тем сильнее она становится;

4. Эта часть личности обычно является детской частью клиента, его Внутренним Ребенком;

5. В детстве клиент подвергался критике, нападкам со стороны родителей, возможно получил предписание «не живи»;

6. Часто в детстве клиент наблюдал скандалы и даже драки между родителями, например, когда отец бил мать;

7. Ребенок считал себя виноватым в чем-то и ответственным за отношения родителей и счастье семьи, он стыдился чего-то и отказывался от самого себя.

 

Лечение состоит в том:

 

1. Чтобы взрослый клиент принял отвергаемую им часть личности как неотъемлемую и любимую часть;

2. Перестал злиться на самого себя;

3. Отказался от комплекса беспомощности и принял на себя функции защитника детской части личности;

4. Снял с себя ответственность за отношения родителей в детстве, за семью сегодня;

5. Разрешил всем членам семьи самим заработать свое счастье и здоровье;

6. Научился заботиться о самом себе, признал себя хорошим и благословил себя на счастливую жизнь.

 

 

 

Литература

1. Нардонэ Дж. Страх, паника, фобия. Краткосрочная терапия. – М., «Психотерапия», 2008.

2. Франчесетти Джанни Панические атаки. – М., МИГТиК, ИОИ,  2014.

 

 

РАБОТА С ГОРЕМ - ОДНО ИЗ ВАЖНЕЙШИХ НАПРАВЛЕНИЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЕМЕЙНОГО КОНСУЛЬТАНТА

Н.И. Шигорева
 

МБУ «Центр психолого - педагогической, медицинской и социальной помощи», psi-centertmb@yandex.ru

 

В работе семейного консультанта особое место занимает работа с потерей. В жизни человека постоянно что-то происходит: смена времен года, дней, лет. Приобретения и потери сменяют друг друга (это касается чувств, надежд, предметов материального мира, работы, здоровья, отношений, значимых людей и т.д.). Конечно, все потери имеют разное значение для личности. Особенно тяжело проживается потеря значимых для человека людей. Семейные консультанты знают о том, что пока у клиента не проработана тема горя, работа над другими проблемами часто затягивается.

Дети и подростки глубоко переживают потери близких людей. При работе с ними важно видеть «закрыты» ли потери у их родителей. Приведём пример —учителя в школе характеризовали подростка как крайне импульсивного, взрывного, агрессивного, как и ег мать. А причина во многом заключалась в том, что несколько лет назад у него умер отец, и с тех пор, каждые выходные его мама уходит на кладбище и там рыдает часами. «Незакрытая» травма у мамы усиливает горе подростка.

Дети более младшего возраста в ситуации горя не могут полноценно проходить психолого-медико-педагогическую комиссию и им также должна быть оказана соответствующая помощь. Незаменимым помощником консультанта в таком случае может стать сказкотерапия, арттерапия, беседа.

Hезавршенный гештальт не позволяет клиенту вернуться к жизни. В норме работа с горем длится 1-2 года. Но в случаях потери единственных детей или присутствия сильного чувства вины может не «закрываться» годами. В таком случае клиенту необходимо обратиться к специалисту.

По мнению Ф. Перлза, при работе с горем для консультанта важны три аспекта взаимодействия с клиентом:

1. Чтобы перейти с первой фазы проживания потери (в соответствии с моделью Кюблер — Росс), т.е. фазы «шока и отрицания», клиенту необходимо признать факт смерти значимого человека.

2. Клиенту необходимо вспомнить о мечтах, совместных планах, незавершенных делах. По возможности эти дела следует завершить, хотя бы во внутреннем плане клиента.

3. Фаза оплакивания позволяет клиенту проработать различные чувства: вины, гнева, обиды и т.д. Пойти навстречу своим эмоциям многим клиентам не позволяет неконструктивная установка о том. что «в жизни нужно бороться с чувствами, не распускать их, иначе с ними можно не справиться». Клиент боится собственной боли но она уже есть внутри, и её можно только или прожить или «заморозить ». Иногда клиенту кажется что он «слишком быстро забыл близкого человека» и тогда полезным при работе с горем можп стать нарративный подход.

Эффективным методом работы является техника «Письмо» Клиент пишет письмо близкому человеку в три этапа: письмо; «как кажется клиенту, ответил бы на его письмо умерший человек ; ответ клиента на этот ответ значимого человека [3].

Консультанту следует обратить внимание на наличие/отсутствие суицидальных мыслей у клиента и проработать их по мере необходимости. В таком случае очень важно для клиента найти весомые мотивы для принятия решения остаться в живых. Так, в случае потери единственного ребенка и при отсутствии других близких людей (супруга, родителей, родственников) мотивами могут быть: информация о том, что «подхоронить к ребенку могут только через 10 лет», «а кто это сделает, если рядом нет никого? Значит надо жить, общаться с людьми»; «суицид — это единственный неотмолимый грех для верующего человека».

При потере ребенка теряется надежда на продолжение рода в каком — то смысле собственного бессмертия, а при потере родителей — чувство защищенности, безопасности; при потере cупруга - на первый план выходит одиночество, и во всех случаях  возникают

мысли, чувства о конечности собственной жизни. Консультанту важно обратить внимание клиента на эти аспекты.

Основным направлением работы, на наш взгляд, является процесс отделения негативного, болезненного от того позитивного ценного,что связывает клиента с умершим человеком. И, соответственно , сохранения в памяти светлых воспоминаний, благодарности.

4. На этом этапе Ф. Перлз предлагает клиенту представить прощальную церемонию. На наш взгляд, не менее эффективной, но более щадящей для клиента, может быть работа с фото или с «горячим стулом». При этом работа с фото предпочтительнее, особенно,если прошло слишком мало времени или клиенту трудно работать с образами или клиентом является ребенок или подросток.

Наконец, последний этап — это этап принятия или «приветствие сегодняшнему дню». Особенно консультанту важно быть внимательным при работе с детьми и ему необходимо выяснить, кто из взрослых будет жить с ребенком и сможет стать ресурсом для него.

В случаях, когда умер один из родителей, а с другим родителем контакт нарушен или ребенок никогда его не знал, необходимо способствовать воссоединению ребенка с другим родителем. Сошлемся на пример. Из-за потери матери подросток оказался под опекой. Но у него в этом же городе проживает родной отец и другие родственники с его стороны. Много лет назад после развода мама тогда ещё грудного ребенка запретила всякое упоминание о бывшем супруге. Сначала работа велась с опекуном, а затем - с подростком. Первоначально всё, что касалось отца, вызывало у подростка негативные эмоции. Но, оказавшись на «горячем стуле», он начал менять своё отношение к членам семейно — родовой системы со стороны отца, затем встретился с бабушкой и с родным отцом Таким образом, после консультирования в ситуации потери работа с семейно — родовой системой позволила клиенту, впервые с момента своего рождения, встретиться с родственниками. Это не могло не сказаться позитивно на его физическом, эмоциональном, поведенческом уровнях развития. Сейчас он строит позитивные жизненные планы, мечтает о будущей профессии.

Работая с ситуацией потери, психологу неизбежно приходится обращаться к экзистенциальным вопросам бытия, ценностно- смысловым представлениям личности, верованиям. Даже трагические события в жизни человека являются частью его жизненного пути, внутреннего опыта. Эти события вызывают много боли, но их соровождает большое количество энергии и возможность выявления скрытых для самой личности ресурсов. Для принятия и интеграции опыта, клиенту необходимо сделать свои выводы: возможно они будут об обретении веры, желании жить «здесь и сейчас», признании свободы выбора личности, быстротечности жизни, возвращения к вечным ценностям или ещё о чем-то, но это важнейший этап работы с горем [1,2].

 

Литература:

1. Гулдинг М., Гулдинг Р. Психотерапия нового решения. М., 1997.

2. Кэррел С. Групповая психотерапия подростков. СПб.: Питер, 2002.

3. Малкина - Пых И.Г. Экстремальные ситуации. М.: Изд-во Эксмо, 2005, 2005.

 

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ДЕТЕЙ И РОДИТЕЛЕЙ КАК ФАКТОР СЕМЕЙНОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ

 

Баева Нина Аркадьевна педагог-психолог высшей квалификационной категории «Новолядинская МБОУ СОШ» филиал в селе Тулиновка Тамбовского района. Заслуженный учитель РФ. Магистр по направлению – психология развития, гештальт – практик.

 

«…Сочувствуя своим детям и помогая им справиться с негативными эмоциями,
вы формируете взаимное доверие и привязанность.
И только из чувства любви, связи,
которую дети ощущают со своими семьями, могут родиться
уступчивость, послушание и ответственность»
Джон Готман

 

Аннотация: Настоящая статья посвящена актуальной проблеме взаимного эмоционального развития Родителя и Ребенка, обусловленной дефицитом вре-мени и, соответственно, родительской некомпетентностью. Она представляет собой точку зрения на заявленную проблему, сформировавшуюся в течение многих лет практической работы по коррекции детско-родительских отноше-ний. Позитивное, открытое и доверчивое эмоциональное взаимодействие обеих сторон (родителя  и ребенка) - главная основа жизненного Успеха будущего поколения.

Ключевые слова: настроение, эмоция, чувство, эмоциональное воспитание, эмоциональный интеллект, эмоционально развитые люди.

 

THE EMOTIONAL INTERACTION BETWEEN CHILDREN AND PARENTS AS A FACTOR IN FAMILY WELL-BEING

Abstract: the Present article is devoted an actual problem of mutual emotional de-velopment Parent and Child, due to lack of time and, accordingly, parental incompe-tence. It is a point of view on the stated problem, formed over many years of practical experience in correction of parent-child relationships. A positive, open and trusting emotional interaction of both parties (parent and child) is the main basis of Success in life the future generation.

Keywords: mood, emotion, feelings, emotional education, emotional intelligence, emotionally developed people.

 

Актуальность проблемы. С одной стороны, это экономические реалии, вынуждающие родителей работать больше, чем предыдущие поколения. У них остается меньше свободного времени, которое можно было бы провести с детьми и, как  следствие, с другой стороны, отсутствие возможности научиться основам эмоционального развития приводит к неблагоприятным последствиям.

Гипотеза. Родители могли бы максимально посвящать детям свободные минуты, прививая им навыки межличностного общения, понимание того, как справиться с беспокойством и ощущениями,  контролировать импульсы, то риски совершить преступления различной формы и вида будут снижены.

 Предполагаемый результат. Итоги практических исследований явля-ются доказательством того, что эмоциональные взаимодействия между родите-лем и ребенком играют главную роль в личностном развитии последнего.

*                  *                *

           Разве можно стереть из памяти первую улыбку малыша, обращенную к матери, доверие, открытость миру, эмоциональную отзывчивость, перерастаю-щие в привязанность и непреодолимое желание поделиться с  матерью в буду-щем о радостях и горестях. Нельзя не умиляться и не плакать от счастья,  видя как быстро, перебирая ножками, бежит малыш встречать пришедшего домой отца - мужественного и всемогущего, погрузившись в его мужские объятия. Вот первый пример эмоционального воспитания.

На мой взгляд, подсознательное обращение родителей к детям, которых можно было отнести к группе риска или к разряду, имеющих свое собственное мнение, сводится по большей части к следующему: «Самые близкие и дорогие, «мы знаем лучше»… Примеры родительских диалогов с детьми свидетель-ствуют об этом: «Слушай, прекрати  задавать вопросы! Скажи прямо, что тебе надо?»; «Я смогу когда-нибудь так же рисовать?» - «Не дури», - сказал отец; «Неужели ты не согласна с тем, что для тебя нет ничего лучше моих советов?»; «Сколько раз я должна тебе повторять», »Ты мог и получше постараться». Как видите, приведенные ответы или обращения родителей к детям не признают настроения и эмоциональное состояние детей в настоящий момент, не фиксируя  их чувства и не предоставляя возможности детям отрефлексировать их. Хотя диалог можно построить по-другому: «Я получил двойку за контрольную» - « И что ты собираешься делать, чтобы этого не повторилось. Есть какие- то идеи?»  Можно было бы построить ответ о полученной двойке следующим образом: «Наверное, плохая оценка тебя очень расстроила. Давай прочитаем твои ответы вместе. Может быть, ты сможешь подробнее рассказать мне, что именно имел в виду».

Теоретические выкладки:

За последнее десятилетие ученые выяснили, что успех и счастье во всех сферах жизни - семейных отношениях, профессиональной деятельности -   определяется осознанием своих эмоций и способностью справляться со своими чувствами. Главное условие родительского взаимодействия - понять чувства своих детей, уметь им сочувствовать, успокаивать и  направлять  поведенческие действия: «В семье мы впервые узнаем, какие чувства  мы должны испытывать по отношению к  себе, как нам думать об этих чувствах,  как мы можем реаги-ровать и как понимать и выражать свои надежды и страхи. Это эмоциональное образование включает в себя и познание способов, помогающих справиться  с собственными чувствами, и научиться обмениваться эмоциями внутри семьи между всеми  членами.

Как показывает история жизни поколений, было и остается привычным   сбрасывать со счетов детские чувства просто потому, что дети  моложе, менее рациональны, у них мало опыта и меньше власти, чем у окружающих взрослых.

        Читатель согласится со мной, если мы, родители, уделяем им внимание и стараемся заниматься с детьми тем, что им интересно, то ребята с большей го-товностью идут на контакт и будут вместе с нами заниматься тем, о чем они раньше и не думали. Тем самым мы подталкиваем детей на гораздо большие усилия, чем они прилагали до этого. Такая совместная деятельность в эмоцио-нальном становлении  неоценима.

Исследования психологами поведения родителей и детей показало, что их обоюдное реагирование друг на друга в эмоционально напряженных ситуациях различно. С этой точки зрения,  реакцию родителей можно  сгруппировать  следующим образом:

1. Отвергающие - это те, кто не придает значения негативным эмоциям своих детей, считают это пустяком для ребенка.

2. Неодобряющие - те, кто критикует  своих детей за проявление отрица-тельных эмоций, считает, что это делает ребенка слабым, может выговорить ему и наказать.                                                                                                                                                                      

Поведение детей по вышеназванным двум пунктам будет отличаться не-уверенностью, дети стесняются своих чувств, они признают это как врожденный недостаток. В итоге им трудно регулировать свои эмоции, они хуже ладят  с другими детьми.    

3. Невмешивающиеся принимают эмоции своих детей, сопереживают, но не предлагают пути решения и не устанавливают лимиты в поведении своих детей. В результате дети не научаются регулировать свои эмоции, у них разви-ваются проблемы с концентрацией  внимания. Детям трудно установить друже-ские отношения со сверстниками.

4. Родители - эмоциональные воспитатели понимают, какую эмоцию испытывает ребенок, считают эмоцию как путь сближения и обучения, признают чувства ребенка, вместе с ребенком изучают стратегии решения проблемы, одновременно устанавливая границы. В данном случае дети учатся доверять своим чувствам, управлять своими эмоциями и  решать проблемы. Они имеют высокую  самооценку, лучше учатся, хорошо ладят с другими детьми.

В связи с тем, что родителей, позитивно и эмоционально развиваю-щих своих детей, меньшинство, проблема эмоционального воспитания де-тей  остается острой и актуальной.

Сформированная родителями способность в детях реагировать на стресс     и быстро восстанавливаться - чрезвычайно ценное качество, которое хорошо       помогает детям как  в детстве, так и во взрослой жизни. Эмоциональный интел-лект позволяет им сосредотачивать свое внимание и концентрироваться  на учебе, обеспечивает эмоциональную отзывчивость и самоконтроль.

Эмоциональный интеллект формируется в основном  при взаимодействии ребенка с родителями. Родители оказывают     влияние на своих детей с самых первых дней их жизни, еще тогда, когда незрелая нервная система только начи-нает развиваться.

Ступени эмоционального  воспитания:

1) понять ребенка и принять его чувства;

2) отнестись к эмоции как к возможности для сближения и обучения; вы-работать стиль эмоционального воспитания;

3) проявлять эмпатию, то есть сочувственно выслушать ребенка и под-твердить обоснованность его чувств;

4) помочь ребенку правильно назвать свои эмоции;

5) обозначить пределы переживаний, одновременно помогая решить проблему.

   Родителям, чтобы понять ребенка и проявить эмпатию  к нему, необхо-димо научиться осознавать собственные эмоции, чувства. Что означает осознать эмоции: Открыто их выражать?  Отказаться от защиты?  Показать тайные уголки  души, которые Вы до сих пор скрывали? На самом деле люди могут быть эмоционально осознанными и хорошо приспособленными для эмоционально воспитания без необходимости чрезмерно выражать свои чувства или терять контроль над собой. Родитель находится перед жизненным фактом: эмо-циональным развитием собственного ребенка. Основной характеристикой для родителя в этом ключе является владение умениями осознавать свою эмоцию, эмоцию другого человека; уметь управлять собственной эмоцией и эмоцией другого. Осознание собственных эмоций  взрослым  происходит через процесс ощущения в собственном теле, поиска дискомфорт в нем. Ощутили дискомфорт – осознали эмоцию, назвали ее словом, которое важно найти.

Открытость эмоциональной системы предполагает использование     упражнений взаимовлияющих: эмоциональный фон одного человека влияет    на эмоции другого человека. Эмоциональный отклик Другого показывает   нам: на верном ли мы пути. Позитивный отклик мотивирует  нас к изменению.

Первый шаг, который родители должны сделать на пути воспитания эмо-ционально развитого ребенка - осознать эмоции ребенка, понять, как их дети регулируют свои эмоции и какое влияние эмоции на них оказывают.

Второй  шаг - родители занимаются эмоциональным воспитанием с самого раннего возраста своих детей. Дети становятся мастерами искусства само-успокоения и могут оставаться спокойными в состоянии стресса, уменьшается вероятность их плохого поведения.

Третий шаг – родители, как правило, реагируют на эмоции своего ребенка  еще до того, как те стали слишком интенсивными (эмоции не успели набрать градус, как ребенок получил внимание, которого он добивается). Со временем дети начинают испытывать уверенность, что родители их понимают,  им сопе-реживают и интересуются, что происходит в их жизни.

Четвертый шаг - родители не осуждают детей за проявление эмоций: детей не ругают за плач из-за разочарования или за выражение гнева. Тем не менее, родители устанавливают  определенные границы и ясно и последовательно объясняют, какое поведение является приемлемым, какое нет. Когда дети знают правила и понимают  последствия их нарушения, они скорее будут хорошо себя вести.

Пятый шаг - родителям необходимо научиться стилю воспитания соб-ственных детей, построенному на позитивных психологических установках. Дети мотивированы лучше, ситуация успеха им нравится и появляется желание познать новое. В родителях они видят своих доверенных лиц и союзников и хо-тят радовать их, а не разочаровывать  их.

Весь процесс эмоционального воспитания пронизан умением родителей осознавать свои собственные чувства, стараться чувствовать то же, что чув-ствуют их дети. Эмоциональная осознанность означает, что вы просто признаете эмоцию, когда ее ощущаете, можете идентифицировать свои чувства и раз-деляете эмоции других людей.  Гнев родителей всегда должен быть направлен на конкретную проблему, а не на черты личности или характер ребенка. При разумном использовании родительский гнев используется как часть эффектив-ного поддержания дисциплины.  

  Заключение.

Вышесказанное совершенно не означает, что эмоцио-нальное воспитание  гарантирует спокойную жизнь. Практика показывает, что родители могут сталкиваться с препятствиями в тех случаях, когда несмотря на желание быть в контакте с эмоциями своего ребенка, по ряду причин не  полу-чают  положительную обратную связь. Ребенок находится в своем мире, терпе-ние и любовь со стороны родителей побеждают во множестве случаев. В по-добных случаях уместно использование дополнительных стратегий: сокращение чрезмерной критики, унизительных комментариев, избегание родительской матрицы и «объединения с врагом»; применение похвалы, повышение само-оценки ребенка, создание ситуации успеха, построение различных жизненных сценариев. Постепенно устанавливается эмоциональная связь между детьми и родителями; родительская помощь становится осязаемой и дает положительные результаты: дети лучше учатся в школе, взаимоотношения становятся более здоровыми и складываются благополучно. Дети быстрее восстанавливаются        после тяжелых переживаний, обладая хорошим интеллектом, такие дети лучше подготовлены к рискам и проблемам.

 

Литература:

1. Боулби  Джон. Создание и разрушение эмоциональных связей.: Руко-водство практического психолога. Пер.с анг. В.В.Старовойтова. - 2-е изд. – М.: «Канон+» РООИ» Реабилитация», 2015. - 271 с.

2. Готтман Джон, Деклер Джоан. Эмоциональный интеллект ребенка:  Практическое руководство для родителей. Пер. с анг. Г. Федотовой. - М.: «Манн, Иванов и Фербер», 2015. - 268 с.

3. Гоулман Дэниел,  Бояцис  Ричард, Макки Энни. Эмоциональное лидер-ство: Искусство управления людьми на основе эмоционального интеллекта. –Пер. с анг. 7-е изд. - М.: «Альпина  Паблишен», 2013. - 298 с.

4. Ламперт Рут. Работа с детьми в Гештальт - терапии: Общество Практи-кующих Психологов (Гештальт–подход) Московский  Гештальт -  Институт, Переводчик  Александр  Матвеев. - М., 2013. - 339 с.

5. Рубинштейн С.П. Основы общей психологии. – Москва – Харьков - Минск , 1999. – 705 с.

6. Шабанов Сергей. Эмоциональный интеллект:  РОССИЙСКАЯ  ПРАК-ТИКА. - М.: Изд. МАНН, ИВАНОВ, ФЕРБЕР, 2015. – 426 с.

7. Экман Пол. Психология эмоций: Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ ЧУВСТВУЕШЬ.- М.:  «ПИТЕР», 2015. – 333 с.

 

ЦЕЛИТЕЛЬ КАК СУБЪЕКТ РЫНКА АЛЬТЕРНАТИВНЫХ МЕДИЦИНСКИХ УСЛУГ: СПЕЦИАЛИСТ ИЛИ ПРОДАВЕЦ?

А. Р. Мильруд
 

г. Москва. Государственный университет Высшая школа экономики

 

Специалист в области альтернативных медицинских услуг: подмена понятая?

В последнее время в России процессы коммерциализации, наряду с другими социальными сферами активно влияют на формирование специалиста в области оказания медицинских услуг. Данное явление в значительной степени способствует наблюдаемой во всем мире и в России в частности конвергенции официальной и. используя термин Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), «традиционной»1  медицины. Это, а свою очередь, вносит определенные коррективы в соотношение и определение данных понятий.

В настоящей статье под альтернативными медицинскими услугами автор подразумевает многообразие методов диагностики и лечения. которые в России принято обобщенно называть нетрадиционной медициной. Мы посчитали данный термин некорректным для обозначения достаточно разнородных методик и средств лечения, выходящих за пределы медицины общепринятой2. В связи с этим предпочли называть данный сектор рынка медицины сектором альтернативных медицинских услуг.

В последние годы в развитых индустриальных странах, в т. ч. России, «специалисты» в области нетрадиционной медицины составляет реальную конкуренцию первичной системе здравоохранения и специалистам, предоставляющим альтернативные медицинские услуги часто доверяют больше, чем врачам общепринятой практики3 .

Традиционно специалистом считается индивид, обладающий не-обходимыми компетенциями для осуществления определенной деятельности Под компетенциями автор понимает реально наблюдаемые области успешной деятельности, обычно подтвержденные специальными дипломами, сертификатами, лицензиями и др. Специалист, чья профессиональная деятельность непосредственно связана с жизнью и здоровьем людей, с максимальной точностью должен соответствовать данным критериям.

Деятельность специалистов в области общепринятой медицины и специалистов в области альтернативных медицинских услуг направлена на один и тот же объект. Тем не менее, к последним и государство, и пациенты предъявляют более низкие требования, а деятельность их очень часто осуществляется неформально или даже скрытно. Отсюда их профессиональное развитие пока euie недостаточно регулируется государством.

Специалист-целитель: медицинская альтернатива или альтернатива рынка?

В современном рыночном обществе наиболее стремительно развивается сектор услуг, к качеству которых потребители предъявляют не менее жесткие требования, чем на рынке товаров. Своеобразным маком качества перечисленных и иных видов услуг являются характеристики субъекта, предоставляющего их, будь то физическое или юридическое лицо. Традиционно данный субъект призван быть специалистом в конкретной сфере.

Исторически в России - приблизительно до 30-х годов XX века, когда еще отсутствовала национальная система здравоохранения - народная медицина была востребована у большинства населения. С развитием науки и техники популярность целителей4 резко сократилась в пользу профессиональных медиков. В последние же десятилетия, не смотря на прогресс в области доказательной медицины, методы народной медицины вновь обрели популярность. На основании статьи Карпеева А. А.5  можно сделать вывод, что в основе данного явления лежат следующие недостатки в деятельности специалистов официальной медицины:

- дистанция между врачом и пациентом (широкое использование технических приборов);

- низкий уровень излечения хронических заболеваний;

- неэффективная система участковых врачей;

- побочные эффекты современных лекарственных средств.

Вместе с тем, опираясь на классификацию традиционной медици-ны, предложенной Карпеевым А. А., выявим основные группы специалистов, занятых в секторе альтернативных медицинских услуг:

1 сегмент — специалисты в области традиционной медицины, методы которой получили научное обоснование и стали медицинскими специальностями (по итогам послевузовского обучения): мануальная терапия, рефлексотерапия и медицинский массаж (средняя медицинская специальность) . Именно данные методы являются частью официальной медицины, где они составляют сектор нетрадиционной медицины.

2 сегмент - специалисты в области традиционной медицины, методы которые получили научное обоснование или получают его и официально разрешены Министерством здравоохранения и социального развития РФ, но пока не стали медицинскими специальностями: гомеопатия, натуротерапия, остеопатия и т. д.

Наконец, 3 сегмент — это практики, использующие традиционные медицинские оздоровительные системы мира (китайская медицина, индийская аюрведа и др.), ни одна из которых не зарегистрирована в

России, и практики народной медицины в форме целительства6 , которая изучается, развивается, но пока еще официально не признается [2, с. 4-9].

Данная классификация помогла нам обнаружить основные крите-рии, позволяющие отнести того или иного субъекта к рангу специалиста или практика. Так, специалистом в данном случае является тот, кто:

_ имеет документ, подтверждающий наличие медицинского образования по соответствующей специальности;

- имеет лицензию на право осуществления соответствующей медицинской деятельности (в соответствии с Перечнем видов медицинской деятельности, подлежащих лицензированию, утвержденным Министерством здравоохранения и социального развития РФ).

Целитель не отвечает данным требованиям, в связи с чем он является практиком в силу систематического характера своей деятельности.

Специалист-целитель: профессиональные качества или коммерческая заинтересованность?

Стихийный рост рынка целительских услуг заставляет государство предпринимать различные попытки регламентации деятельности целителей. Тем не менее деятельность целителей характеризуется сле-дующим:

- отказом от консервативно-оперативных методов в пользу об-ращения к таким трем началам, как резервы души, тела и силы природы;

- отсутствием научного подтверждения эффективности применения того или иного метода;

- отсутствием лицензии на конкретную медицинскую деятельность вследствие отсутствия объективных критериев эффективности и безопасности;

- отсутствием специального образования в аккредитованном учебном заведении по лицензированной специальности.

Основы законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» указывают на необходимость получения диплома целителя, выдаваемого

органами исполнительной власти субъектов РФ в области здравоохранения Тем не менее ответы на официальные запросы в региональные управления здравоохранения РФ о числе дипломированных целителей отражают следующую ситуацию (на начало 2000 г.):

- в 60-70 % регионов народные целители не получали дипломов;

I0S регионов число дипломированных целителей было более 10; н 50 % регионов целители не смогли получить диплом в связи с отказом медицинских комиссий или медицинских ассоциаций региона 13. С. 41 -43].

Подобные характеристики могут поставить под сомнение существование специалиста на рынке целитсльских услуг как такового. Целитель. формирующий предложение на данном рынке, не удовлетворяет необходимым требованиям. Тем не менее только в Москве, по различным оценкам, предлагают свои услуги несколько тысяч целителей. Предложение находит спрос со стороны пациентов, скорее всего, не-удовлетворенных состоянием современной официальной медицины. Вследствие этого мы можем вести речь не о специалисте в области ислигсльства. а о лице, осуществляющем предпринимательскую деятельность. Чаше всего такая деятельность осуществляется в теневом секторе.

Заключение

Специалистом может называться индивид, отвечающий формально определенным требованиям (например, профсссиограммы). В сфере иелительства данные требования существуют. Однако вследствие отсутствия их сис гематюированного утвержденного перечня (начиная с самого понятия «целительство» и заканчивая разрешенными к использованию методами лечения и оздоровления) формируется виепрввовое поле деятельности таких «специалистов». В этом поле действуют не специалисты, обладающие профессиональными навыками, призванные осуществлять свою деятельность в силу наличия диплома, лицензии, обязанные и способные отвечать за последствия, а лишь практики как продавцы целитсльских услуг. Эти целители-предприниматели могут эффективно рекламировать свои услуги, владеют различными схемами сокращения издержек своей деятельности, способны сохранять и рас-ширять свою нишу на данном рынке, обладают некой харизмой, при-влекающей пациентов, и др. Все это не позволяет отнести их в паяной мере к категории «специалист в области альтернативных медицинских услуг». Скорее, их можно назвать «продавцами» этих услуг, действующих и востребованных на медицинском рынке, активно создаваемом ими.

 

1

 Термин «традиционная медицина» является комплексным. Он был кислен и лексический оборот Всемирной организацией здраиоохраиения в середи¬не 80-х гг. XX в. и относится к различным системам народной медицины (арабская медицина унани. индийская аюрведа и др.), а также включает знахарей. целителей, чудотворцев, духовных озлоровителей.

 

2

Под общепринятой медициной мм понимаем систему методов лечении, диагностики и профилактики, которые осуществляются официальными государственными. муниципальными, частными медицинскими учреждениями или ирамами частой практики на основе стандарта, утвержденного вышестоящей структурой исполнительной власти и в соответствии с лицензией, ныданлемой лицензирующим органом.

 

3

 Подробнее см.: Cant, Sarah. New Medical Pluralism: Complementary Medi-cine. Doctors. Patients and the State.

London,GBR: UCLPress,Limited. 1998.

Lisenberg. D. M. ct al. Unconventional medicine in the United States. Preva-lence. costs, and patterns of use // New England Journal of Medicine, 1993 Jfc 328, 246-252.

Patricia M. Barnes. M. A. ct al. Complementary and Alternative Medicine Use Among Adults: United States. 2002 // Advance data. From vital and Health Statistics tk 343. May 27.2004.20 p.

Saks M. Orthodox and Alternative Medicine/M. Saks L.; N. Y.. Continuum, 2003.215 р.

Материалы официального сайта Фонда «Общественное мнение» http://www.fom.ru и др.

 

4

Целители — представители народной медицины, в т. ч. экстрасенсы, колдуны, знахари, шаманы [Бурно М. Е. Заметки клинического психотерапевта о неклинической медицине, о целителях // Вестник последипломного медицинского образования. Специальный выпуск, 1998. С. 30-33].

 

5

Карпеев А. А. — Генеральный директор Федерального научного клини-

ко-экспериментального Центра традиционных методов диагностики и лечения.

 

6

Взаконодательстве Российской Федерации к термину «народная меди-цина» в качестве синонима относят термин «целительство». Ст. 57 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» (утв. ВС РФ 22 июля 1993 г. № 5487-1) закреплено, что «народная медицина (целительство) — это методы оздоровления, профилактики, диагностики и лечения, основанные на опыте многих поколений людей, утвердившиеся в народных традициях и не зареги¬стрированные в порядке, установленном законодательством Российской Феде¬рации.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Бурно М. Е. Заметки клинического психотерапевта о неклинической медицине, о целителях /У Вестник последипломного медицинского образования. Специальный выпуск, 1998. С. 30-33.

2. Карпеев А. А. Традиционная медицина: будущее или прошлое // Ло-гика здоровья. 2005. № 3. С. 4-9.

3. Киричук В. Ф., Власов В. В. Практика сертификации целителей в России // Здравоохранение РФ. 2000. № 2. С. 41-43.

4. Основы законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» (утв. ВС РФ 22 июля 1993 г. № 5487-1).

5. Стратегия ВОЗ в области народной медицины 2002-2005, Всемирная организация здравоохранения 2001 г., http://www.heal.ru/frames/lfr/WHO.

 

БРАК ПО ЛЮБВИ: МОТИВ ИЛИ СТЕРЕОТИП?

 

А. С. Рязанцева
 

Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина, anka_tambov@mail.ru

 

Большую значимость для предсвадебного периода представляет мотивация вступления в брак. Отечественные семейные психотерапевты Э.Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис провели исследование мотивов вступления в брак. Им удалось выявить следующие мотивы: бегство от родителей, долженствование (вступление в брак из чувства долга), одиночество, следование традициям (инициативе родителей), любовь, престиж, поиск материальных благ.

В психологической науке систематический анализ проблем любви начался в 40-е гг. XX в. Первые работы о любви в основном были теоретическими, а в наши дни место теории заняли эмпирические исследования.

Так, Л. Я. Гозман полагает, что возникновение эмоциональных отношений, в том числе и любовь, можно объяснить межличностной аттракцией (симпатия одного к другому). Он руководствуется результатами эмпирического изучения межличностной аттракции, которые ярко отражают, что сильными детерминантами ее является сходство аттитюдов и выражение объектом аттракции своего положительного отношения к субъекту при высокой самооценке каждого [1].

Однако в психологии имеются исследования, по результатам которых был сделан вывод, что браки по любви не лидируют в списке наиболее стабильных. Например, психолог X. Шельский утверждает, что, когда ожидание любви является ведущим мотивом вступления в брак, то основной смысл семейной жизни с ее повседневными заботами сводится к гибели этих иллюзий, что нередко приводит к поискам новых чувств и отношений.

А С.В. Ковалев считал, что семейные союзы, заключенные через службу знакомств, в несколько раз устойчивее, чем браки по любви. Более того, он пришел к выводу, что и ожидание любви, и даже самое ее существование в семье приводят к гибели супружества. Автор объяснял это тем, что, во-первых, взрослея, человек теряет свойственную детям и животным безошибочность эмоциональной оценки окружающего мира; во-вторых, неправомерно отождествлять такие феномены, как любовь и брак, ибо любовь может быть без брака и брак без любви. Между браком и любовью нет ни полного совпадения, ни полного различия, в течение длительного исторического периода они существовали раздельно [2].

Таковы варианты пессимистического взгляда на соотношение любви и брака, содержащие в себе смешение понятий любви, влюбленности, иллюзии и потребительства как ожидания необыкновенных чувств от другого.

Любовь формирует предбрачную пару, а в последующем и брачный союз. Но при выборе спутника неизбежен компромисс, так как вероятность встретить человека, полностью соответствующего «идеалу» мала.

Существуют различные состояния в отношениях будущих супругов: любовь, влюбленность, частичная любовь. Кратко их охарактеризуем.

Любовь - это дружба, нежность, ценность внутренних достоинств, принятие и понимание индивидуальности партнера, детерминант личностного роста. Э. Фромм рассматривал любовь как умение, чувство и волевой акт. «Любви нужно учиться, постепенно овладевать ее теорией и практикой». Зрелая любовь является одной из наиболее важных человеческих эмоций, означая единение при индивидуальных поступках. Можно сказать, любовь — это активная сила, характеризующаяся заботой о другом человеке, открытостью, унижением и пониманием другого человека. А вот эротическая любовь, для того чтобы быть действительно любовью, должна основываться на следующей предпосылке: надо любить исходя из своей сущности и переживать исходя из сущности другого. Поэтому выходит, что любовь в известном смысле связана и с волевым актом. А вот влюбленность в отличие от любви характеризуется концентрацией внимания на внешних данных партнера (влюбиться в глаза, волосы, манеру и т.п.), его общественном положение, статусе, выполняемых социальных ролях и др.

Если говорить о частичной любви, то отношения в паре строятся в основном на сексуальном влечении партнеров друг к другу [3].

Конечно, каждый осознаёт всю важность и необходимость и того, и другого в отношениях. Эти два явления тесно связаны между собой, но нельзя говорить о том, что они идентичны. Можно любить избранника всей душой и при этом не иметь нормальных психо-сексуальных отношений, и может быть обратная ситуация [3].

Но это скорее, крайние случаи. Чаще всего в отношениях пары имеется и то и другое. Проблема заключается в том, согласно литературе, что женщины чаще идеализируют любовь, взаимоотношения, а у мужчин интерес к противоположному полу сводится к эротической стороне [5].

Это различное по своей природе отношение к любви и является источником частых проблем в отношениях мужчины и женщины. Более того мужчины высоко оценивают понимание, эмоциональное притяжение и референтность партнера. А женщины, по мнению ряда исследователей, высоко оценивают взаимные притяжения партнеров, а удовольствие от интимного общения — менее значимо для них.

В целом, согласно ряду статистических данных, на каждые двадцать удачных браков по любви приходится десять-одиннадцать неудачных. Это означает, что только половину этих браков можно отнести к прочным и счастливым. Беря во внимание эти данные, можно сказать, что любовь не всегда является гарантией семейного счастья и благополучия брака. Но всё же людей, которые вступают в брак по любви, гораздо больше, чем тех, кто заключает браки по расчету или из-за «моды на брак»: примерно 70-80 % от общего числа вступивших в брак.

О значении брака, в котором присутствует любовь, замечательно написал христианский писатель IV века св. Григорий Богослов в своей глубокой «моральной поэме»: «Смотри, что дает людям союз любви, «мудрый брак». Кто, как не брак, соединил морс и сушу важной дорогой и объединил раздельное друг от друга?

В итоге хотелось бы сделать следующий вывод: Какими бы мотивами вы не руководствовались при вступлении в брак, главное, чтобы это решение было осознанным, и тогда, при условии, что люди не лгут сами себе, их намерения серьезны, и полностью осознается ответственность за семейную жизнь, тогда появляется шанс, что брак, стартовавший с этих позиций, вполне может оказаться успешным. По выражению И.С. Тургенева, можно «дожить до любви».

 

Литература:

1. Андреева Т.В. Семейная психология. 2005.

2. Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. 2003.

3. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений. 2000.

4. Коваль Н.А., Калинина Е.А.Психология семьи и семейной дезадаптивности. 2007.

5. Коваль Н.А., Мильруд Р.П. и др. Развитие интереса к противоположному полу студенческом возрасте. Монография. Тамбов: Изд-во Н У им. Г.Р. Державина, 2008.

 
 

Так что же такое коучинг??

 

Первый Коучинговый Университет

 

Профессиональные коучи гарантируют клиенту продолжительное партнерство, предназначенное для осуществления наилучших результатов в его личной и профессиональной жизни. Коучи помогают людям улучшить их действия и увеличить качество их жизни.

Коучи обучены слушать, наблюдать и подстраивать свой подход к нуждам клиента. Они ищут открытия решений и стратегий от самого клиента, будучи уверенными в том, что клиент от природы обладает собственным творческим потенциалом, изобретательностью и ресурсностью. Работа коуча обеспечивать поддержку клиенту, усиливая его способности, ресурсность и креативность, которые он уже имеет изначально. (Определение ICF).

Коучинг - это стиль "консультирования без консультирования", где коуч избегает экспертной оценки по отношению к поставленной клиентом цели, при этом развивая собственные способности клиента для выполнения этой задачи.

Цель коучинга - достижение клиентом поставленных им целей наиболее эффективным и быстрым путем, с высокой экологичностью процесса, т.е. не причиняя при этом вреда близким и окружению.

Процедура коучинга подразумевает длительное сотрудничество коуча(ей) и клиента(ов), включая коучинговые сессии лицом к лицу, по телефону, по e-mail. Цель этого сотрудничества - оптимизация усилий клиента для достижения им поставленной задачи.

Коуч - это эксперт по развитию способностей человека, усилению эффективности бизнес-процессов. Он обязан строго придерживаться процедуры коучинга, фасилитируя процессы и не давая при этом личной экспертной оценки.

Основная масса коучей делится на две больших группы:

Персональные коучи и Бизнес - коучи .

Персональные коучи - это коучи, работающие в области улучшения качества жизни, создания условий для карьерных изменений, профессионального развития, отношений, финансов и т.д.

Бизнес - коучи занимаются всеми аспектами бизнеса и управления для достижения успешности: видением, построением командной работы, стратегическим планированием, миссией, тренингом, конфликтным менеджментом, продуктивностью финансовой сферы и.т.д.

Большинство западных коучей работает по телефону, поэтому в мире существует множество профессиональных союзов коучей, где клиент или фирма может в режиме on-line подобрать себе специалиста-коуча, исходя из анкетных баз этих объединений. Несколько таких союзов объединяет не один десяток тысяч коучей.

Обычно к коучам обращаются по следующим запросам:

•     Как продвинуть свою карьеру?

•     Как сбалансировать дом и работу?

•     Как стать более эффективным лидером?

•     Как улучшить свое физическое самочувствие?

•     Как выстроить коммуникационные способности?

•    Как создать способности к эффективным взаимоотношениям?

•     Как расплатиться с займом или долгом?

•     Как создать насыщенную и яркую жизнь?

•    Как чувствовать себя мотивированным и цельным, осуществляя руководство людьми?

•     Как быть наполненным жизненностью и оптимизмом?

•     Как улучшить качество жизни?

•     Как улучшить личную жизнь?

•     Как преодолеть утрату близких?

•     Как пережить потерю работы?

•     Как заработать больше денег?

•     Как снизить уровень стресса?

•     Как устанавливать ясные профессиональные цели?

•     Как начать новую карьеру?

•     Как привнести коучинг в рабочее окружение?

•     Как создать инструменты кризисного управления?

•     Как оптимизировать время?

А также коуч помогает решать задачи в области:

•     Проработка корпоративного видения.

•     Создание продуктивного рабочего окружения.

•     Увеличение продажи и доходности предприятия.

•    Усиление эффективности на уровне высшего руководства компании.

•     Подготовка мотивирующей, блистательной речи.

•     Осуществление кадровых сокращений в компании.

•     Установление корпоративной цели и духа компании.

•     Расширение бизнеса.

•     Развитие малого бизнеса.

Во всем мире люди обращаются к коучам для эффективного и быстрого достижения своих целей.

В процессе работы коуч не дает ответы или готовые схемы и не выступает как эксперт. Отличие коучингового стиля консультирования заключается в том, чтобы развить

собственные способности клиента, не давая при этом консультативной оценки действиям и потребностям клиента. Коуч обладает профессиональными навыками, расширяющими и развивающими как самого клиента, так и его стратегии мышления, но не давая при этом экспертной оценки, а позволяя клиенту самому взять ответственность за результат.

Другими словами, коуч развивает клиента через его собственный клиентский опыт. Т.е. создает условия, вследствие которых клиент сам, на своем опыте раскрывает свой максимальный потенциал. Поэтому коучи обладают высокими способностями в калибровке, активном слушании и задавании сильных вопросов.

Как правило, не существует универсальных коучей, большинство имеет определенную специализацию, в которой они работают продолжительное время.

Примеры таких специализаций:

Коучинг высшего руководящего звена

Коучинг организационного развития

Коучинг лидерства

Коучинг по HR

Коучинг по PR

Коучинг в брендинге

Коучинг по раскрутке

Рекламный коучинг

Коучинг предпринимательства

Финансовый коучинг

Коучинг партнерства

Семейный коучинг

Коучинг взаимоотношений

Командный коучинг

Коучинг для родителей

Коучинг для влюбленных

Коучинг послеразводных травм

Молодежный коучинг

Коучинг успеха

Мотивационный коучинг

Коучинг творчества

Коучинг управления временем

Коучинг привлекательности

Коучинг карьеры

Как проводится коучинг?

Процедура коучинга предполагает встречи коуча и клиента, как очные, так и по телефону. Общепринятая в мире практика показывает, что эти встречи занимают не более одного часа, некоторые коучи предпочитают проводить сессии по 30 или 40 минут. Это в большей степени зависит от вида коучинга. Коуч заключает контракт с клиентом, как правило, это одна встреча в неделю не менее трех раз в целом. В VIP-коучинге, Exist - коучинге и некоторых видах личного коучинга сессия может продолжаться до трех часов.

Здесь процедура коучинга имеет другой характер. Вначале руководитель или владелец бизнеса, ведущий акционер устраивают предварительную встречу, где коуч получает задание, над чем именно следует поработать, и заключается

контракт под эту цель. Встречи происходят раз в три недели и длятся около трех часов. Эти виды коучинга наиболее дорогие.

Некоторые коучи занимаются коучинг-сопровождением. Такой вид работы заказывают обычно очень состоятельные люди, при этом контракт длится не менее года, а коуч должен быть специалистом не ниже Мастера. Стоимость такого контракта от $12000 в год.

С кем работают и с кем не работают коучи?

Коучи работают только с психически здоровыми людьми, потому что применение психотерапевтической работы в практике коуча недопустимо. Коучи работают исключительно со здоровыми людьми, поэтому коучинг не содержит никаких элементов психотерапевтической практики.

К коучам приходят, как правило, сильные, уверенные в себе люди, которые хотят улучшить свою жизнь и добиться более высоких результатов в своей карьере, бизнесе или личной жизни. Или приходят люди, находящиеся в ситуациях жизненных изменений.

Коучи не работают с людьми, ожидающими от коуча консультирования либо экспертной оценки с готовыми решениями о том, как лучше сделать. Коуч не занимается консультированием, задача коуча - создать условия для развития клиента через его собственный опыт и собственные усилия.

Коуч - это не тренер. Он не предлагает клиенту какой-нибудь тренинг на какую-либо тему, у него нет заданной тренинговой программы. Он ведет клиента по направлению к его собственным целям и, если это необходимо для целей клиента, то он может направить клиента к тренеру.

© 2018 «НИГПИЛ».

   Тел.: +7 (925) 520-69-87 / info@nigpil.ru

  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Social Icon