Психодинамическое исследовании зависти

Бондаренко О. Р., кандидат психологических наук, доцент, клиент-центрированный психотерапевт. Доцент кафедры психологии личности факультета психологии Государственного университета Высшая Школа Экономики, Москва. Учредитель и член Профессионального Сообщества Клиент-центрированных Психотерапевтов (ПСКП, Москва, www.carl-rogers.ru). Руководитель, ведущий тренер и супервизор долговременной образовательной программы Клиент-центрированная Психотерапия. Москва.

Аннотация: Эмоциональное переживание зависти обычно рассматривается и оценивается c моральных и социальных позиций. Такая дополнительная нагрузка мешает психологическому анализу зависти как полноправной составляющей эмоциональной системы, как важному аспекту психики. Эти трудности и возможности в исследовании зависти обсуждаются и объясняются с точки зрения понимания Клиент-центрированной теории развития, формирования Я-концепции в отношениях. Обсуждаются особенности проявления и значение зависти в психотерапии и терапевтических отношениях

Ключевые слова: зависть, исследование зависти, развитие самости, Я-концепция, психотерапевтическая работа с завистью

Summary.

The affect of envy is viewed and evaluated usually from moral and social perspectives. This connotative load hampers the psychological analysis of envy as a legitimate part of our emotional system and as an important aspect in our psychological structure.These challenges and opportunities are discussed in the study of envy and explained in terms of understanding the client-centered theory of development, the formation of self-concept in the relationship. The features of appearance and value of envy in psychotherapy and therapeutic relationship are discussed

Keywords: envy, research on envy, self-worth, self-concept, therapeutic work with envy

Зависть рассматривается различными науками еще со времен античности, однако, по сравнению с другими аффектами (например, страхом), обсуждались скорее морально-этические аспекты зависти и ее деструктивное воздействие, чем возможные психологические объяснения. О зависти писали Платон, Аристотель, Ксенофонт, об этом чувстве рассуждали мыслители Нового времени: Р.Декарт, Ф.Бэкон, Б.Спиноза, Ф.Ларошфуко, И.Кант.

При этом философы в большей мере стремились дать моральную оценку зависти, нежели психологическое обоснование этого явления и его восприятия. В классической древности зависть понималась через печаль, душевное расстройство, огорчение, досаду. Платон отмечал, что «зависть – это огорчение по поводу благ, имеющихся у друзей в настоящем или бывших у них в прошлом». Он считал зависть важнейшим пороком, препятствующим в продвижении к истинной добродетели. Аристотель писал, что зависть – есть «некоторого рода печаль, являющаяся при виде благоденствия подобных нам людей» (7).

Эмоциональное переживание зависти

В христианско-этическое понимание зависти характеризуется тем, что ее считают одним из Семи Смертных Грехов, к которым относятся: распутство, чревоугодие, леность, гордыня, гнев, скупость и, собственно, зависть. Все они указывают на характерные аспекты человеческой жизни – следующие, в основном, из принципа получения удовольствия, и сомнительные с точки зрения морали, которая предупреждает их крайние проявления, но признает склонность к ним неизбежной. Зависть в этом списке – исключение.

Зависть переживается явно негативно и, у нее, в отличие от остальных Смертных Грехов, казалось бы, нет своей функции и

биологической цели. На первый взгляд, она бессмысленна, не приносит Субъекту зависти никакой пользы, поскольку не позволяет ему получить Предмет зависти, которым обладает Объект зависти (Предметом зависти может быть и качество Объекта зависти, и мнение о нем социального окружения).

Многие исследователи подчеркивают агрессивную окраску зависти.

Еще Бэкон отмечал, что зависть может принимать деструктивную форму поведения: «Кто не надеется сравняться с ближним в достоинствах, старается сквитаться с ним, нанося ущерб его благополучию» (1).

Агрессивно-разрушительный поведенческий компонент в интерпретации зависти более явно обозначен позже у Декарта:

«Нет ни одного порока, который так вредил бы благополучию людей, как зависть, ибо те, кто им заражен, не только огорчаются сами, но и, как только могут, омрачают радость других» (2).

По мнению П. Куттера зависть может принимать форму ярко выраженной и направленной вовне ненависти. Завистник втайне пытается навредить тому, кому он завидует. Плетя коварные интриги, завистники стремятся компенсировать свои страдания. В данном случае зависть принимает форму причинения вреда окружающим (4).

Зависть входит в число наименее признанных чувств и почти не упоминается при объяснении собственных установок и реакций, зато ее достаточно часто приписывают окружающим. Зависть – это явное признание чувства собственной неполноценности по сравнению с кем-то другим.

«В зависти всегда таится сравнение, - утверждал Бэкон, - а где невозможно сравнение, нет и зависти...» (1).

Завистник изначально уступает конкуренту в чем-то для него очень привлекательном. Таким образом, если есть чувство зависти, значит самообман «для меня это не так уж и важно» не удался. Тот, кто завидует, оказывается проигравшим не только по чужому мнению, с которым можно не считаться, но и по собственной оценке. А это весьма постыдно и вызывает чувства беспомощности и бессилия.

Так является ли вообще зависть аффектом в смысле первичной эмоции?

Р. Плутчик [Plutchik, 1980] (20) определяет аффекты, исходя из трех критериев:

— во-первых, они важны для выживания,

— во-вторых, распознаются без интроспекции и,

— в-третьих, заметны по всему поведению.

Кажется, что чувство зависти не отвечает первому критерию – необходимости для выживания.

В последнее время предпринимаются попытки показать, что для выживания зависть конструктивна: она понимается как своего рода «орган познания» собственных глубинных стремлений. Однако зависть в значительной степени переживается как агрессия – и Субъектом, и Объектом зависти.

Чувства» Завистника в разговорной речи описываются так: зависть точит, терзает и гложет, от зависти можно лопнуть, от нее сгорают или зеленеют, завистью исходят1. От хронической зависти со временем даже меняется внешний облик. Тот, кому завидуют, переживает направленную против него реакцию зависти как агрессивную и раздражающую, что, естественно, приводит к страху перед завистью, поскольку он предполагает присутствие у Завистника деструктивного импульса или даже открыто заявленной цели – уничтожить.

Но и с научных позиций, например, в специальной литературе по психологии, зависть как аффект часто представляется только негативно, как отрицательная черта характера или опасный для жизни синдром. Так, в отечественной психологии психологическая сущность зависти также рассматривалась в ее деструктивном и негативном аспекте.

Как отмечает К. Муздыбаев (5), «зависть – ущербное чувство. Оно пытается заполнить пустоту или какой-нибудь личностный недостаток, отсутствие психологического равновесия и гармонии»

Задача психологического определения зависти и ее функций в психической системе, очевидно, усложняется еще и из-за того, что зависть – морально перегруженное понятие, которое, в первую очередь, используется для критики людей и определенных мотивов их действий. Для того чтобы употребление этого понятия имело смысл в психодинамическом контексте, с него необходимо снять моральную нагрузку. Так, не может быть научно-психологических высказываний о лености/лени безотносительно мотивации поведения, подавляющими факторами и конфликтами, или о гордыне/тщеславии безотносительно теории нарциссизма.

Таким образом, психологии зависти следует отказаться от бичевания зависти и интегрировать ее в общую психологическую теорию, и тогда она сможет объяснить связанный с завистью опыт с помощью психодинамических процессов.

Психодинамические исследования зависти

В существующей литературе по психологии и глубинной психологии нет достаточного единообразии теорий, поскольку обмен опытом исследований практически отсутствует.

Тем не менее, она позволяет получить ответы на вопросы:

— Каковы интрапсихические функции зависти?

— Почему сам факт наличия у другого человека чего-либо раздражает, даже если не несет в себе никаких негативных последствий?

— Почему не все завидуют всем и по каждому поводу?

Интересно посмотреть на феномен зависти с точки зрения психологии развития.

Экспериментальное исследование зависти у детей проводили С. Фрэнкел и И. Шерик [Frankel, Sherick, 1977] (11). Они наблюдали детей в возрасте от 1 до 5 лет за игрой с ровесниками, помещая их по двое в манеж с каким-либо интересным предметом. Под завистью в данном случае понималось желание также испытать замеченное у соседа хорошее чувство, вызванное обладанием определенным предметом. Такая реакция наблюдалась только с полутора лет и особенно часто встречалась в три года. Годовалые дети проявляли интерес к предметам и забирали их, но, судя по всему, сосед при этом не играл никакой роли, агрессии не было и, следовательно, зависти тоже.

Авторы предположили, что для возникновения чувства зависти необходимы следующие условия:

— Способность ребенка испытывать переживание (воспринимать) самого себя в отличие от переживания (восприятия) другого человека.

— Уже должно существовать представление о собственности.

— Должна существовать способность представлять себе себя (Я-концепция) и предвидеть желаемое конечное состояние.

Таким образом, для рассмотрения истоков зависти особое значение приобретает развитие у ребенка переживания самости и формирование Я-концепции.

Первое экспериментальное исследование зависти у взрослых провели П. Саловей и Дж. Родин [Salovey, Rodin, 1984] (22). Студентов спрашивали об их профессиональных целях и желаемой карьере. Собеседование каждый раз проходили двое, но в качестве второго опрашиваемого на самом деле выступал актер, который всегда высказывал практически те же пожелания, что и настоящий испытуемый. Затем проводился тест на профессиональную пригодность. Каждый раз сообщалось, что результаты испытуемого, якобы, в той или иной степени хуже, чем результаты второго участника собеседования. Затем испытуемого в личной беседе спрашивали об его эмоциональной реакции и отношении к ситуации. Помимо дистанцирования от целей, названных изначально, и скептических высказываний по поводу теста, наблюдались явные агрессивные импульсы в отношении якобы более успешного участника эксперимента и критика в его адрес,

которой было тем больше, чем заметнее была разница в результатах теста.

М. Сильвер и Дж. Сабини [Silver, Sabini, 1986] (26) считают, что реакция зависти в форме критики и агрессии направлена на то, чтобы сохранить самооценку. Таким образом, на их взгляд, можно дать исчерпывающее объяснение зависти, исходя из динамики отстаивания самооценки при переживании собственного отличия от окружающих.

Подробно анализируя феномен зависти и его последствия, А. Д. Розенблатт [Rosenblatt, 1988] (21) также подчеркивает необходимость различения «Я» и Другого. Другой обладает Чем-то, чего нет у Субъекта, но Субъект ощущает себя вправе обладать этим Чем-то, и в попытке получить это Что-то переживает собственное бессилие.

А. Д. Розенблатт приходит к выводу, что для ограничения чувства зависти или защиты от него наиболее важны следующие реакции:

— критика предмета зависти («виноград зелен»)

— дистанцирование/нахождение различий между собой и Объектом зависти

— изменение значимости Предмета зависти для себя.

С помощью этих механизмов предпринимается попытка отрегулировать внутрипсихическое переживание зависти, сделать его переносимым.

Г. Х. Зайдлер [Seidler, 2001] (25) разработал еще одну интересную концепцию для объяснения реакций зависти, согласно которой зависть возникает вместе с попыткой восстановления цельности Я, переживания собственной ценности. Условия собственной ценности (К.Роджерс), необходимые для идеального отношения к себе, видятся Завистником в качествах другого лица или приписываются ему, но при этом переживаются как часть себя и должны быть присвоены. То есть Завистника разрывают субъективные противоречия. Он мог бы сказать: «Я немного не в себе, я, отчасти, вне себя, ведь то, что для меня важнее всего – моя

индивидуальность – находится у другого человека. Но я имею полное право претендовать на нее и убрать со своего пути того, кому я завидую, - что отделяет меня от моего Предмета зависти. Когда я снова смогу им обладать, я снова смогу почувствовать себя ценным».

Зависть нередко приводит и к другим, трудно переносимым аффектам (например, отчаянию), к проблемам в отношениях или к тяжелым психосоматическим нарушениям. В Завистнике совмещаются агрессивное поведение и стыд. И зависть, и стыд являются результатом саморефлексии и несоответствия идеальному «Я». Но, если стыд сохраняет это несоответствие и вызванные им страдания, то зависть требует изменить ситуацию, восстановить цельность или переживание собственной ценности.

Существует очевидное соотношение между аффектом зависти и переживанием самоценности. Таким образом, зависти более подвержены люди с незрелым, фрагментированным «Я», которые поддаются желанию найти его недостающие части. Из-за недостаточно развитого «Я» их регулятивные механизмы также развиты слабо.

Таким образом, мы получаем ответ на поставленный ранее вопрос «Почему не все завидуют всем и по каждому поводу?». Зависть – это чувство, возникающее при неудавшейся защите самооценки. На самом деле, зависть относится не к какому-либо предмету, а к чувству, которое, как кажется завистнику, этот предмет вызывает у своего владельца – Объекта зависти, и в котором Завистник, по-видимому, испытывает потребность. Пробел в собственном «Я» при виде Предмета зависти переживается болезненно, он должен быть заполнен.

Сходную точку зрения на природу зависти высказывает и Е. Т. Соколова (8), опираясь на исследования А. Н. Леонтьевым эмоциональной сферы человека. А. Н. Леонтьев считал эмоции непосредственным отражением (на уровне переживания) отношений между потребностями и возможностью успешной реализации отвечающей им деятельности человека.

Тогда эмоциональное переживание зависти может возникать при трех условиях: во-первых – при наличии у индивида противоречия между какой – либо значимой потребностью и

возможностью ее реализации (дефицит удовлетворения значимой потребности); во-вторых – при сравнении себя с другим человеком, успешно удовлетворяющим эту потребность (социальное сравнение); и в третьих – при неумении, отсутствии опыта самореализации – активных действий эффективно приближающих человека к удовлетворению собственных потребностей (незрелые механизмы самореализации). На наш взгляд здесь особую значимость приобретает социально-психологический аспект зависти, когда именно другой «успешный» человек обостряет это противоречие индивида между его значимой потребностью и невозможностью ее реализации. Именно другой делает неосознаваемую дефицитную потребность явной и «выводит ее из-под защиты».

Аффект зависти – это выражение. «обналичивание», внутренней пустоты, переживаемых дефицитов в раннем развитии «Я», пробелов в «Я», то есть недостатка положительного, эмпатического понимания со стороны взрослых и не полностью развитой из-за этого эмоциональной системы.

Значение зависти в психотерапии

Зависть, связанная с проблемами самооценки, играет ту или иную роль во всяком психическом расстройстве. В первую очередь, это касается нарциссических расстройств личности, параноидных страхов и агрессивных, разрушительных фантазий, нередко в сочетании с проблемами психосоматического характера.

В отношениях зависть разделяет, создает дистанцию. Тот, кто завидует, занимает оборонительную позицию по отношению к враждебному миру, у него отсутствуют представления о положительной самооценке.

В настроении, как правило, доминирует смесь печали о себе и ненависти к окружающим, в сочетании с отчаянием и унынием, а также ощущением того, что все предопределено.

Со временем агрессивность нарастает, а затаенная обида становится стилем жизни. Сильное чувство зависти не позволяет спокойно перенести происходящее с возрастом ограничение

собственных возможностей и вызывает негативное отношение к молодежи, возможности которой еще не ограничены.

В психотерапевтической работе крайне необходимо обращаться к теме зависти, поскольку без осознания зависти не могут быть признаны или интегрированы и положительные эффекты терапии.

Для клиента это, как правило, оказывается болезненным актом разоблачения, и чтобы он не боялся испытать чувство неполноценности, необходимы стабильные отношения. Часто терапевты рассматривают связанные со стыдом конфликты пациентов лишь поверхностно, как простое проявление тщеславия.

Клиент предпринимает попытки спровоцировать зависть со стороны терапевта, чтобы придать себе значимость. Так, клиент чувствует свою правоту и превосходство, однако также и угрозу из-за спроецированного агрессивного чувства зависти, которое, как ему кажется, он видит в своем собеседнике. Следовательно, зависть как атака и зависть как защита иногда неотличимы друг от друга, они могут пересекаться и вместе быть частью одного действия.

Зависть препятствует установлению теплого, сердечного, доверительного отношения к терапевту и благодарному принятию его слов. Не доверяя искренности, клиент не может сохранить собственный положительный образ.

Часто возникающие проблемы в отношениях состоят, например, в том, что клиент воспринимает проявляющего сдержанную эмпатию терапевта, как скупого и высказывает ему претензии; пациент постоянно противоречит терапевту, утверждая, что тот запутывает его своими «мудрыми советами»; клиент с недоверием встречает предложения наладить отношения, ищет отговорки и пытается контролировать терапевта.

Также могут встречаться постоянная ирония, критика, неодобрительность вплоть до ее крайнего проявления – дискредитации терапевта. Но характерно и жадное, неосмысленное восприятие высказываний терапевта, не позволяющее проявиться их значению для клиента. В результате не происходит дальнейшего развития, корректирующий эмоциональный опыт отсутствует, в терапии наступает застой.

Успешная работа с завистью, напротив, обеспечивает усиление слабого «Я». Прийти к зрелой форме, то есть к печали по поводу

отсутствия чего-либо, бывает непросто, так же, как к готовности соперничать и более активной организации жизни с целью преодоления ощущения нехватки чего-либо. С другой стороны, отказ от зависти, то есть подавление аффекта зависти, означает отказ от роста и развития.

Сам терапевт, испытывает трудности, столкнувшись с такими дисфункциональными формами отношений. Его реакции на клиента включают, с одной стороны, ощущение беспомощности, и, с другой стороны, давящую потребность помочь пациенту, добиться результата, а также ненависть, поскольку не удается реализовать ни одну инициативу. Из-за существующей угрозы контакту с клиентом, обозначение его конфликта оказывается деликатной и сложной задачей, поэтому ее решение часто откладывается.

В любом случае, рассматривать конфликт следует, не упрекая кдиента, учитывая его чувство стыда, доброжелательно, и не говоря о зависти как деструктивной реакции, а скорее обращая внимание на страх быть уничтоженным, вычеркнутым. По мере развития процесса важно отмечать рост «Я», проявляя поддержку и эмпатию.

Заключение

Аффекты зависти столь широко распространены, что они, с одной стороны, могут приводить к тяжелым психическим и психосоматическим нарушениям, но, с другой стороны, находятся под запретом в обществе и входят в число наиболее часто отрицаемых психических конфликтов. Они представляют собой одну из самых сложных проблем терапии еще и потому, что терапевт при столкновении с завистью должен, в основном, преодолевать конфликты, связанные со стыдом клиента, а проблематика дисфункциональных отношений не осмыслена в достаточной степени, в том числе и на собственном опыте. Как и другие психические импульсы, зависть, отделяясь, становится незрелой, и склонна к крайним, непереносимым для самого клиента и для других проявлениям. Важно, чтобы переживание зависти было интегрировано в сознание клиента и заняло свое определенное место в динамике всей эмоциональной системы

Литература:

1. Бэкон Ф. Опыты, или наставления нравственные и политические. Сочинения в 2-х т. М., 1978.

2. Декарт Р. Страсти души. Сочинения в 2-х т. М., 1989. Т. 1. 3.

3. Кляйн М. Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников. СПб, 1997.

4. Куттер П. Любовь, ненависть, зависть, ревность. Психоанализ страстей. СПб, 1998.

5. Муздыбаев К. Психология зависти. М., Психологический журнал. №6, 1997.

6. Перэ Б. Нравственное воспитание начиная с колыбели. М., 1910.

7. Роджерс, К.Р. Становление личности. Взгляд на психотерапию.М.:Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001

8. Согомонов А.Ю. Феноменология зависти в Древней Греции / Этическая мысль: науч.-публицист. чтения. Ред. Гусейнов А.А. М., 1990

9. Cоколова Е.Т. Психология зависти. НИИ СПиПРЛ, психология, обучение, наука – Статьи по психологии. Htpp://www.niirus.ru/

10. Adler A. Über den nervösen Charakter. – Wiesbaden: Bergmann, 1912.

11. Adler A. Menschenkenntnis. – Leipzig: Hirzel, 1927.

12. Frankel S., Sherick I. Observations on the development of normal envy. - Psychoanalytic Study of the Child: 32, 1977.

13. Freud S. Das Unheimliche. Imago, Bd. 5 – London: Imago, 1919.

14. Freud S. Massenpsychologie und Ich-Analyse. – Zürich: Internationaler Psychoanalytischer Verlag, 1921.

15. Heider F. The psychology of interpersonal relations. – New York: Wiley, 1958.

16. Kast V. Neid und Eifersucht. – Düsseldorf: Walter, 1996.

17. Klein M. Envy and Gratitude. – London: Tavistock, 1957.

18. Leupold-Löwenthal H. Handbuch der Psychoanalyse. - Wien: Orac, 1986.

19. Mentzos S. Neurotische Konfliktverarbeitung. – Frankfurt/M.: Fischer, 1993.

20. de la Mora, G. F. Der gleichmacherische Neid. – München: Matthes&Seitz, 1987.

21. Plutschik R. Emotions - A Psychoevolutionary Synthesis. – New York: Harper&Row, 1980.

22. Rosenblatt A. D. Envy, identification and pride. - Psychoanalytic Quarterly: 57, 1988.

23. Salovey P., Rodin J. Some antecedents and consequences of social-comparison jealousy. – Journal of Personality and Social Psychology: 47, 1984.

24. Schoeck, H. Der Neid. Eine Theorie der Gesellschaft. – München: Alber, 1966.

25. Schoeck H. Der Neid und die Gesellschaft. – Freiburg: Herder, 1971.

26. Seidler G. H. Phänomenologische und psychodynamische Aspekte von Scham- und Neidaffekten. – Psyche: 1, 2001.

26. Silver M., Sabini J. The social construction of envy. – Journal of the Theory of Social Behavior: 8, 1986.

© 2018 «НИГПИЛ».

   Тел.: +7 (925) 520-69-87 / info@nigpil.ru

  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Social Icon